Традиционная крестьянская обстановка не знала зеркал и даже, пожалуй, опасалась их: в них есть что-то колдовское. Напротив того, буржуазный интерьер, постольку поскольку он продолжает жить в современной серийной мебели, отличается множеством зеркал — на стенах, шкафах, сервировочных столиках, буфетах, панелях. Как и источник света, зеркало представляет собой особо отмеченное место в комнате: в богатом доме оно всякий раз играет идеологическую роль избытка, излишества, отсвета. В этом предмете выражается богатство и обретается преимущественное право умножать свой образ и играть со своей собственностью. В более общей форме можно сказать, что зеркало, как символический объект, не просто отражает черты индивида, но и в своем развитии сопровождает развитие индивидуального сознания. Тем самым оно несет в себе залог целого общественного строя.

      Не случайно век Людевика XIV воплощается в версальской Зеркальной галерее, а в более близкую к нам эпоху – от Наполеона 3 до стиля современного стиля «модерн» — бурное распространение комнатных зеркал совпало с распространением торжествующего фарисейства буржуазного сознания.

Но с тех пор многое переменилось. В функциональном гарнитуре более не практикуется отражение ради отражения. Зеркало остается лишь в ванной, без всякой рамы, обретая там свою прямую функцию. Получив себе точное назначение в заботе о внешности, которая требуется для социального общения, оно избавляется от изящных чар субъективно-домашней среды. А тем самым и остальные веши освобождаются от него, им больше не грозит соблазн замкнуться в самолюбовании. Действительно, зеркало придает пространству завершенность, позади него предполагается стена, а само оно отсылает вперед, к центру помещения. Чем больше в комнате зеркал, тем ярче сияет ее интимность, но одновременно и самозамкнутость.

Нынешняя тенденция создавать как можно больше проемов и прозрачных перегородок идет в прямо противоположном направлении. К тому же создаваемые зеркалом оптические эффекты идут вразрез с современным требованием, чтобы каждый материал открыто заявлял о себе. Оказался разорванным некий круг. И следует признать за современной обстановкой реальную логику. В ней последовательно устраняются как центральные, слишком видные источники света, так и отражавшие их зеркала. То есть одновременно и фокус излучения и возвратная отсылка к центру.

Исчезла составлявшая параллель зеркалу, — семейный портрет: свадебная фотография в супружеской спальне, ростовой или грудной портрет хозяина дома в гостиной, развешанные повсюду изображения детей. Все эти предметы, составлявшие зеркало семьи, исчезают вместе с настоящими зеркалами на известной стадии современной цивилизации. Даже картина – оригинал или репродукция — находит себе место в таком интерьере уже не как абсолютная ценность, а как элемент не которой комбинаторики. То, что в убранстве комнат над картиной стала преобладать гравюра, объясняется помимо прочего ее меньшей абсолютной значимостью, а стало быть, большей значимостью ассоциативной. Подобно лампе или зеркалу, ни одна вещь не должна слишком интенсивно фокусировать в себе пространство.

АЛЕКСАНДР ЕГОРОВ.

Отвтавть комменатрий