Отделение интенсивной терапии новорожденных полно звонков, писка и гула приборов. Техника, которой забиты палаты, стоит на защите наиболее уязвимых человеческих жизней, например, маленького Оливера и его сестры-близнеца, Скай, которые родились на три месяца раньше срока.
Насколько успокаивающим является звук дружелюбного голоса? Взгляд доброжелательного лица? Младенцы в отделении интенсивной терапии новорожденных цепляются за такие моменты, но иногда родители и медсестры не могут постоянно быть с ними рядом, чтобы дать малышам постоянную уверенность в том, что их любят.
Вот для этого Пэт Райс приходит в отделение как на работу. Он является волонтером детской больницы Стэнфорда. Он и его жена, Клэр Фицджеральд, окружали заботой чужих детей в этой больнице в течение 16 лет, в том числе Оливера и Скай. Глубокий голос Пэта, похожий на тубу, помогает успокоить детей.

2

«По-видимому, голос помогает детям увидеть разницу между чувствами, которые к ним испытывают люди. Я не знаю, почему», — сказал Райс. – «Но я считаю, что это довольно хорошо работает».
Медсестры отмечают, что объятия оказывают непосредственное влияние на этих детей. Это влияние даже может быть измерено. Наполнение крови кислородом начинает подниматься, а это означает, что ребенок расслаблен и дышит глубже. Врачи говорят, что благодаря объятиям, новорожденные лучше переносят боль, имеют стабильную температуру тела и иногда становятся крепче, чем дети, рожденные в срок.
Отвечая на вопрос, считает ли он, что объятие иногда — лучшее лекарство, доктор Рональд Коэн, медицинский директор отделения ухода за недоношенными детьми в больнице Люсиль Паккард, сказал: «Абсолютно». «Я уверен, что, если вы помните, в вашем собственном детстве у вас было полно ссадин, царапин и синяков, о которых вы совершенно забывали после теплого объятия мамы», — добавил Коэн.
Родители Оливера и Скай, Дэвид и Сили МакЛиланд, разделяют ту же точку зрения. «Очевидно, что помощь волонтеров грандиозна! У меня не получается быть в больнице так часто, как хотелось бы, поэтому участие Пэта и Клэр снижает мою вину перед детьми», — признался Дэвид.
«Вы не можете быть здесь 24 часа в сутки», — добавила Сили. – «И это очень приятно, знать, что в то время как вы заняты насущными проблемами жизни, зарабатывая деньги для будущего малышей, кто-то с любовью и теплотой качает и убаюкивает их».
Клэр Фицджеральд умеет сопереживать. Она сама была болезненным ребенком, к тому же, ее родные дети уже выросли и живут самостоятельной жизнью. Пожилая пара рассказала, что зачастую им приходится успокаивать родителей, чьи дети поступают в отделение интенсивной терапии. Супруги делятся своими историями о выхаживании безнадежных младенцев, которые в настоящее время живут и даже не догадываются, что провели первые месяцы жизни в инкубаторе.
Но быть волонтером в этом отделении не всегда легко. Несколько недель назад, придя в больницу, Фицджеральд нашла пустую кроватку. «Слезы так и катились из моих глаз. Это трудно понять, но нужно смириться», — делится женщина.
Недоношенные младенцы в детской больнице Люсиль Паккард выживают благодаря медицинскому вмешательству и чуду человеческого прикосновения.

Отвтавть комменатрий