Мода как «индустрия» понимается, прежде всего, как игра, вносящая в жизнь требуемое разнообразие. Мода как непосредственное выражение жизни современно¬го горожанина. В моде либо видели в основном притворство, позволяющее строже развести социальные роли; либо отмечали попытку внести элемент авантюры в готовые социальные роли, добавить элемент имитации и переодевания.

1326736508-prada-steven-meisel-2012-7

В результате мода оказывалась гораздо более скучной вещью, чем высокое искусство — мечта поэта или художника могла рваться в неведомые миры, тогда как творчество в области моды в лучшем случае выглядело попыткой примерить на себя чужой образ. Постепенно закладываются основы нового понимания моды, прежде всего потому, что иначе понимается сама жизнь.

5297

Жизнь – не пустое пространство, заполненное вещами, ждущими своего смертного часа. Напротив, это непосредственное продолжение любых человеческих чувств, мыслей, побуждений; можно сказать, переживание в режиме реального времени. Чувство и мысль не были искусственными конструкциями, которые человек накладывает на действительность, чтобы лучше приспособить ее к своим нуждам.

091c621a0a3036b5f6f764ff6bdc18cf

Напротив, они скорее были отзвуком, эхом действительности, вдохновляющим человека на реальное действие. Такое доверие к жизни определило революцию в понимании моды. Понимание моды пропитано богатством истории века, мода Средневековья или Возрождения показывалась на примере одежд двора. Если свободу в создании моды, по застарелым мнениям, давала только высшая власть, то всем остальным оставалось только «гнаться за модой». Это выражение, которое сейчас не может употребляться без снисходительной иронии, в XIX веке было единственным прямым способом описания отношения простого человека к моде: не имея возможности угнаться за властью, за богатством, терпя поражения в охоте за славой, он может гнаться за модой. И тогда житель пригорода может почувствовать себя принадлежащим блистательному городскому миру, а житель города — участником непреходящих ценностей высшего общества, элиты, которая ни перед кем не должна оправдываться.

АЛЕКСАНДР ЕГОРОВ.

Отвтавть комменатрий