Историк и соавтор книги «Фабрика девочек» Ребекка Роджерс делится с нами, как раньше школа воспитывала хороших матерей и жен.

Если сегодняшнее равенство полов кажется вам очевидным, а феминизм бесполезным, то эта книга освежит нам память и прольет свет на давно забытые истины. Много лет назад мальчики и девочки учились в отдельных школах. Девочки изучали домоводство, чтобы стать настоящими хозяйками и хранительницами очага. Свадьба была навязчивой идеей, а посудомоечная машина — лучшим рождественским подарком. Прошлое не так далеко: это был всего сорок лет назад.

Историю этой гендерной несправедливости Ребекка Роджерс, профессор истории образования в университете Paris-Descartes и Франсуаза Тебо, почетный профессор современной истории в университете Авиньон, хотели сделать доступной для всех, поэтому написали собственную книгу, которая появится на полках магазинов уже на этой неделе после последнего переиздания. Первая публикация книги была в 2010 году и разлетелась как горячие пирожки. В течение более шести месяцев, авторы рылись в архивах и по крупицам создавали целостную картину столетия эволюции образования для девочек в сочетании с революцией в области прав женщин. В то время как родители смогут снова побывать в своей молодости, читая эту новинку, подрастающее поколение, вероятно, будет поражено, обнаружив, как наследие этого феномена все еще весит над нашими головами в данный момент.

— О чем ваша книга?
— Об историческом разделении учащихся по половому признаку. Девочки и мальчики не получали одинакового образования, даже если и учились по одной и той же программе. Они обучались с точки зрения их социальных ролей, которые предназначались каждому после окончания школы. Когда человек начинает осознавать, что происходило тогда, он лучше понимает степень прогресса, который был достигнут.

— Как можно оправдать тогдашнюю сегрегацию между мальчиками и девочками?
— Считалось, что девочки предназначены, в первую очередь, для роли матери и жены. В семьях среднего класса, мужчины хотели иметь образованную жену, которая может поддержать беседу или дать мудрый совет, а также создать подобающую модель матери для своих детей. Было даже разделение на мужские и женские дисциплины. Долгое время считалось, что у женщин нет способностей и возможностей, чтобы изучать греческий язык или латынь. Но сегодня, заметьте, именно женщины чаще изучают мертвые языки! Теперь принято говорить, что математика не их сильная сторона.

— Обучение девочек становилось прогрессивным на протяжении десятилетий?
— История никогда не была линейна, она состоит их постоянных поворотов назад. Если девочки получили доступ к колледжам и вузам с 1880 года, то программа «Работа, Семья, Отечество» из режима Виши (Франция) заставила их опять вернуться в дом и заняться хозяйством и семьей. Обучение «домашним хлопотам» проходило на всех уровнях образования, начиная с начальной школы, и занимало один или два часа в неделю.

— Чему учили эти уроки домашнего хозяйства?
— Они должны были облегчить жизнь будущим невестами и как можно лучше подготовить их к взрослой самостоятельной замужней жизни. Были кулинарные классы, математические кружки, чтобы уметь правильно вести семейный бюджет, но и, конечно, уроки заботы о ребенке. Ученицы должны были знать законы гигиены, специфичной для малыша, а также ступени его развития и потребности. Это комплексное и полезное образование, но, к сожалению, этому учили только барышень.
(многим мужчинам не помешало бы походить на подобные курсы).

Layout 1

— Были ли особенности в образовании французских девочек в то время?
— Я думаю, что долго выживание феномена раздельного образования является одним из элементов, которые действительно отличают Францию от стран Европы и Соединенных Штатов. Смешение полов получило широкое распространение только в 1975 году! Когда в конце XIX века были созданы первые французские лицеи для девочек, все американские вузы были уже «разнополыми».

— Считаете ли вы, что сегодня также существует специальное образование для девочек?
— Да. Когда мы снимали на видео школьные уроки, мы видели, что учителя по-разному реагируют на происходящее в зависимости от пола учащихся. Они бессознательно противостоят представлениям, которые не признают различия между мальчиками и девочками, например, что мальчики менее дисциплинированные, охотнее вступают в диалог, часто перебивают и стараются доминировать в разговоре. Девочки прилежные и способные ученицы. Если нужно написать что-то на доске, учитель скорее попросит сделать это девочку, потому что ее почерк гораздо аккуратнее и понятнее. Но образование продолжается и за стенами школы, в семье и за экраном телевизора и компьютера. Стереотипные представления рождаются слишком рано и зачастую безосновательно.

— В наше время существует много стереотипов о женщинах. А существует ли книга по воспитанию мальчиков?
— Это очень интересно учиться в школе для мальчиков с точки зрения формирования в учениках мужественности. Мальчиков чаще выгоняют из школ, и это факт. Есть некоторые книги, которые дают советы, как воспитать из ребенка настоящего мужчину, например, «Будь мужчиной» Сильвии Айрал и «Мужественность в XIX веке» Анн-Мари Сон.

— Что вы думаете о спорах по вопросу полового равенства?
— Я считаю, что различия между полами стоит обсуждать. Проблема в том, что обсуждение легко превращается в бессмысленный спор, когда ни одна сторона не хочет слушать своего оппонента. Гендерный анализ не дается легко. Я знаю, я учусь этому в течение тридцати лет. Способы, которыми каждый подтверждает свою правоту, породили опасения, похожие на тревоги 1930 года, когда впервые появились смешанные школы. Это похоже на одержимость, многие до сих пор думают, что совместное обучение «искажает» пол: мальчики становятся более женственными, ежедневно контактируя в классе с девочками. Складывается ощущение, что этот вечный спор не более чем болтовня невежд.

Отвтавть комменатрий

Ваша почта не будет опубликована