«Социалку» надо креативить. Можно заказывать федеральным компаниям, в конце концов. И это должно быть не единоразовым вбросом типа шизанутой белочки, пропагандирующей «белую горячку», а чем-то более профессиональным.

Статья, возможно, и не отвечает на вопросы «Доколе?!» «Шо же делать, камрады» и прочие. Просто, скорее, крик души.

Прежде всего, хочу спросить: а когда вы её в последний раз видели и что это было такое? Я имею в виду не ту её часть, которую занимает наружка, а ту, которая бьёт (или должна бить) по десятками миллионам мозгов в праймтайм в зомбоящике. Потому что именно в это время миллионы россиян («настоящих» россиян, а не каких–то «зажравшихся хипстеров», прошу заметить) садятся смотреть «Давай поженимся», «Битвы экстрасенсов» и прочие зомбоновости. В мозгу оседают картинки с кетчупами, майонезами, выглаженными и наутюженными галстуками работников банков, анонсы бандитско–ментовских сериалов, но только не социальная реклама.
Нету её у нас.

Хотя в 2006 году все неплохо начиналось – в России, конечно же. На Западе социальный маркетинг – давно уже вполне себе оформившийся тренд с более чем столетней историей. Не государственная пропаганда (это совсем другое дело), а именно социально важное нечто, некий идеологический порыв, выраженный в лаконичной и удобоваримой форме. У нас же не осталось ни порывов, ни идеологии, ни социальной рекламы приличной.

Хотя о чем это я? Какая нафиг идеология? Самому смешно.

В Германии более 10 подразделений государственного управления внутренних дел занимаются государственным социальным маркетингом. В Италии к общегосударственным социальным компаниям всегда подключен лично премьер–министр страны. В США социальная реклама должна составлять (и составляет) порядка 6% от общего объема рекламного рынка. Можно привести в пример и другие страны, но разница итак уже очевидна.

Однако не хочется говорить, что у нас изменилось бы, займись наш премьер–министр ещё и социальной рекламой.
Мне приходилось слушать различные мнения, в том числе и о том, что пропагандой позитивных штук всяких в этой стране никогда не будут заниматься, потому что сам знаете кто осуществляет план Даллеса. Верить в это или нет – личное дело каждого. Но мне хотелось бы вас спросить, дорогие друзья: как можно осуществить ту его часть, в которой говорится о том, чтобы споить и скурить чуть больше сотни миллионов человек? Это всё-таки как бы многовато. На мой зашоренный, разумеется, и как бы чего–то не понимающий взгляд это выглядит так. Утро понедельника. Апрель, авитаминоз, а, может, что и похуже. Мы собираем в кучу мысли и вспоминаем всякие вещи, в которых в нормальные–то дни мало хорошего. Разбитый асфальт, бухой сосед, штыри деревьев, которые за каким–то чертом обрили жэкэховцы, отсутствие диплома о высшем образовании, как следствие – невозможность поменять работу на более высокооплачиваемую. «Доколе?!» – возникает немой вопрос. И тут же приходит ответ: «Злые америкосы разработали план Даллеса и обкатывают его на нас, точно, я от бабки моей на прошлой неделе слышал, вот оно, вот в чем соль!»

И тут же, прямо не дожидаясь обеда, можно лечь и помереть. Сигаретная пачка, выкинутая на асфальт и растоптанная в сердцах, ничто по сравнению со Вселенской жопоболью осознания Истины. Нет надежды. Нет выхода! А сигаретную пачку дворник выкинет, ему за это МУП платит. Английского ты не знаешь, переводчиком работать не могёшь. Ты, как в том анекдоте, можешь либо копать, либо не копать, да ещё сын, дебил и двоечник, забухал на выходных. «Наших детей заставляют бухать и скуриваться! Вот он, это же он, план Даллеса!» И даже стало как–то спокойнее. Даллес–то лучше знает, как. Как развалить что–нибудь большое или сына твоего пивасиком напоить. На обеденном перерыве кто–то из мужиков вспоминает про 18 литров спирта на рыло в год, ужас–ужас. Статистика – вещь упрямая. Можно немного порассуждать на тему, до какой же степени у Даллеса руки длинные, что он эти 18 литров каждому россиянину насильно в глотку льёт, но снова лень.

Патернализм, вера в вождя (благо их у нас хватало и хватает), – тоже вещь упрямая. Позволяет все свои грешки спихнуть на давно почившего дяденьку и продолжать дальше помаленьку (и по большому, кого как приспичило) засирать свою среду обитания. Можно ещё почитывать про чужие наворованные миллиарды и неизменно приходить всё к тому же выводу: «Ну а я что могу сделать? У меня же нет ни миллиардов, ни миллионов, мне даже мои тысячи задерживают. От меня ничего не зависит. Ничего не изменится. Выхода нет».

Я как–то отошел от вопроса статьи, но суть такова, что эта самая социальная реклама не работает, пока. Фильмы про добрых полицейских (которые, кстати, тоже в праймтайме, тысячи их) не производят должного эффекта, ПОКА для палочных отчетов ребята в погонах будут по–прежнему ломать ребра ни в чем не повинным гражданам. Тупые антикоррупционные лозунги не будут работать, ПОКА… да вообще не будут работать в этой стране. Призывы к здоровому образу жизни для подростков не будут работать, ПОКА папашка с мамашкой глушат пивко в обгаженном дворике, по дорожкам которого не протолкнуться из–за машин, а тропинки ближайшего парка загадили то ли домашние псины, то ли сами их мордастые владельцы. Запретительные меры вообще не работают – мы итак всю жизнь живем под сплошными запретами. 90% нашей социальной рекламы, которая сделана с прямолинейным невежеством, бьёт по аналогиям первого уровня. Что ни плакат о вреде курения – то сигарета изображена. Механизм «вижу бухло – хочу бухать» никто не отменял. Недавно смотрел «социально–рекламный» фильм пензенского производства. Он вроде бы о том, как фигово быть наркоманом, но даже там было так много сценок (которые к тому же удивительно тупо поданы), как герои ширяются и прокладывают «дорожки», что самому захотелось, как минимум, нюхнуть. Опять же – АССОЦИАЦИИ, с Локком не поспоришь. Текст фильма я перестал слышать уже ко второй минуте, потому что он был тупой, самоочевидный и неоправданно многобуквенный, так что в голове отпечатывались просто картинки.

Есть и такая точка зрения, что виноват заказчик социальной рекламы. Не могу с ней не согласиться. Допустим, заказчик – министерство здравоохранения. Вы нашего министра здравоохранения (пензенского) видели? Какой из него пиарщик–рекламщик?

Зато он постоянно жалуется на «отсутствие пиара здравоохранения». Заметим: даже не «социальная реклама», а «пиар министерства». Всё, чем занимается «пиар–отдел» министерства здравоохранения – это двадцать никому не нужных отчетов по коротенькой никчемной статье в районной газетёнке. Деньги выделены – деньги «освоены». Выброшены на то, чтобы в сотый раз повторить для жителей какого–нибудь Земетчино, будто курить и бухать – это вредно.

«Социалку» надо креативить. Каждый должен заниматься тем, что у него получается лучше всего. Можно заказывать федеральным компаниям, в конце концов. И это должно быть не единоразовым вбросом типа шизанутой белочки, пропагандирующей «белую горячку», а некоей идеологической…

Тьфу, о чем это я.

Автор

Один ответ

Отвтавть комменатрий