После терактов 11 сентября 2001 года правительство призвало полицию следить за внутренней безопасностью на автомагистралях Америки.

Местные чиновники, депутаты районных администраций и патрульные были призваны действовать более агрессивно в поиске подозрительных людей, наркотиков и другой контрабанды. Подразделения внутренней безопасности и юстиции потратили миллионы на подготовку сотрудников полиции.

Это увенчалось успехом, но последствия были скрыты от глаз публики: полицейские конфисковали сотни миллионов долларов наличных у автомобилистов, которые не обвинялись в преступлениях. Тысячи людей были вынуждены принять участие в судебных разбирательствах, которые могут длиться больше года.

Одна из частных фирм, обучающих полицейских, создала частную разведывательную сеть, которая даёт возможность полиции по всей стране делиться подробными отчётами об американских автомобилистах (преступниках и невиновных), в том числе об их номерах социального страхования, адресах и опознавательных татуировках, а также о догадках, кого нужно остановить.

Многие из этих докладов были переведены в федеральные – несмотря на предупреждения от федеральных властей и властей штата, что эта информация может нарушать конфиденциальность и конституционные гарантии.

Субкультура дорожных полицейских сейчас соревнуется в том, кто конфискует больше денег и контрабанды. Они описывают свои подвиги в чатах и делятсь своими «трофеями» из денег и наркотиков. Некоторые полицейские повышают доходы безденежных муниципалитетов.

Конфискация имущества является мощным законным орудием правоохранительных органов. Это позволяет правительству конфисковывать деньги и имущество, не выдвигая уголовные обвинения, а затем требовать от владельцев доказать, что их имущество было законно приобретено.

Практика была спорной ещё с момента её создания в разгар войны с наркотиками более трёх десятилетий назад. Но до сих пор остаётся неясной роль федерального правительства, которое поощряет конфискацию денег на автомагистралях страны.

«Эти законы должны быть направлены на того, кто продал кокаин на $1 млн., или на того, кто пытался отмыть крупные суммы денег, — сказал Марк Овертон, начальник полиции во Флориде. – Закон никогда не был предназначен для конфискации нескольких тысяч долларов у водителя на дорогах».

«The Post» проанализировал базу данных сотен тысяч записей о конфискациях, просмотрел сотни федеральных судебных дел, получил записи из обучающих фирм и интервью полицейских, прокуроров и автолюбителей.

  • На автомобильных дорогах и в других местах было изъято 61998 денежных средств на общую сумму в $2,5 млрд. без ордера на обыск или предъявления обвинения. Местные и государственные власти и власти удержали более $1,7 млрд., а другие федеральные ведомства получили лишь $800 млн.
  • Только шестая часть конфискаций была оспорена. Но лишь в 45% дел правительство согласилось вернуть деньги.
  • Сотни государственных и местных ведомств, целевых сил по борьбе с наркотиками надеялись на конфискованные деньги, хотя и существует федеральный запрет на выплату зарплат такими деньгами. В 2008 департаменты и целевые группы получили 20 или более процентов своего бюджета от конфискаций.
  • С момента создания разведывательной сети «Чёрный асфальт» с 2005 года  наблюдается 32-процентный рост объёмов конфискаций.

Пресс-секретарь министерства юстиции запрещает расовое профилирование. Но в 400 федеральных судебных делах большинство людей, которые выиграли дела, были чернокожими, латиноамериканцами или людьми других меньшинств.

55-летний ресторатор из Грузии был остановлен за незначительное превышение скорости в Алабаме и задержал почти на 2 часа. У него было $75000, которые он получил от родственников для покупки китайского ресторана в Лейк-Чарльзе. Он вернул свои деньги через 10 месяцев,  потратив тысячи долларов на адвоката и потеряв ресторанную сделку.

40-летний испанец из Нью-Джерси был остановлен в Вирджинии за тонировку стёкол. По словам полицейских, он дал согласие на обыск. Они изъяли $18000, которые были предназначены на покупку подержанного автомобиля. Ему пришлось нанять адвоката, чтобы получить назад свои средства.

Мэндрел Стюарт, 35-летний афроамериканец, владелец небольшого барбекю-ресторана, был удивлён, когда полиция конфисковала $17550. Он потребовал судебного разбирательства и, в конце концов, получил свои деньги обратно, но он потерял свой бизнес.

«Я платил налоги за эти деньги. Я работал на эти деньги», — сказал Стюарт.

В защиту конфискации

Патрульные сказали, что их работа помогла сделать страну безопаснее. Полиция стала более бдительной в опознании наркокурьеров и террористов.

Однако каждый раз сценарий был один и тот же. На оживлённых магистралях патрульные останавливали автомобилистов за незначительные нарушения. Они сразу выдавали предупреждения или штрафы. Они изучали водителей на наличие признаков нервозности и искали  предполагаемые «показатели» преступной деятельности – мусор на полу автомобиля, энергетические напитки или освежители воздуха на зеркалах заднего вида.

В декабре 2012 полиция остановила Джона Андерсона, который был за рулём BMW. Он стал отрицать наличие в своей машине наркотиков или большой суммы денег. Наркотики не были найдены, однако в машине обнаружили $25180. Полицейские сказали Андерсону, что он, возможно, не знал о деньгах в своём автомобиле, и предложили ему подписать отказ от этих денег. Если водитель не согласился бы отдать деньги, прокурор «обвинил» бы его в совершении преступления, это означает, что он будет сидеть в тюрьме. Сначала Андерсон заявил, что эти деньги предназначены  для погашения игорного долга, позже согласился подписать отказ. Теперь Андерсон пришёл в суд и сказал, что он упомянул про долг только потому, что он был запуган полицией.

Отвтавть комменатрий