9-го декабря в паблике «Мы из Пензы» было опубликовано объявление.

Подобные объявления меня всегда настораживают. Какие-то непонятные люди, из документов — только усы, лапы, хвост и счет в банке. Нет ни информации о диагнозе, ни какой другой бумажки: всё чисто на доверии к людям. На объявление я натолкнулся через три дня, когда появился перепост у одного из моих друзей.

Вопрос я сразу же и задал в обсуждении к посту: какие документы есть у девушки? Но ни один из админов группы — ни Кирилл Серж, ни Александр Лягин, ни Анна Алипова — вообще никак не отреагировали на коммент темы в их группе, что как бы символизирует их отношение к своим подписчикам. А коммент-то был не просто так: фактически, речь идет о возможных мошеннических действиях.

Наш закон — что дышло: знатоки утверждают, что таким людям (ежели подтвердается, что они таки врут), могут предъявить максимум административку. Они, в конце концов, деньги не вымогают насильно: им сами подают (если подают, а не просто ставят «мне нравится» на вконтакте). Поэтому-то количество всяческих сомнительных личностей зашкаливает: мало кто захочет разбираться и доводить дело до конца.

Но я таки решил дать ход этому делу. А заодно посмотреть, что реально можно сделать с подобными товарищами.

Как выяснилось — практически ничего.

Но сначала небольшой ликбез.

Специалисты из благотворительных фондов утверждают, что вообще-то всё максимально просто. Нужны документы о диагнозе от специалиста, у которого человек наблюдается. Еще мошенников заставляет нервничать вопрос, в какие благотворительные фонды они обращались. Некоторые расторопные люди (не мошенники), которым и так положена квота от государства (в ряде случаев, особенно если речь идет о детях) умудряются собрать деньги по нескольку раз: получить эту саму квоту и собрать деньги через несколько благотворительных фондов сразу. Винить их за это сложно. И объективно сложно спорить с тем, что больные дети у нас бросаются совсем уж на произвол судьбы. Да, конечно, содержание собак МВД и заключенных по сравнению с детскими пособиями — это что-то с чем-то, но мы в данный момент говорим о работе благотворительных фондов и о том, что в них вся информация очень хорошо проверяется; а родители больных детей деньги на лечение, при должном старании, собрать смогут (и собирают).

Я позвонил Марине (а, может, и не ей, но по указанному в объявлении номеру). Ответила некая девушка, назвалась Мариной. Она ссылалась на то, что все её документы сейчас в Москве, она их предоставить не может, и вообще все вопросы к некоей «бабушке». Сказала «Спасибо» пензенскому Минздраву, который помог ей собрать половину суммы.

Я послал запрос в Минздрав. Там мне ответили, что Марина Батьковна Перцова за помощью не обращалась. Позвонил через некоторое время опять ей, спросил, у какого она наблюдается специалиста в Москве; она опять сослалась на бабушку, которая «привезет документы только после Нового Года», и на то, что после аварии у неё плохо с памятью: ни фамилии своего врача, ни адреса клиники она не помнит.

Тут мы натываемся на затык номер один: официального ответа от Минздрава (бумажки) я пока не получил, несмотря на то, что прошло уже полторы недели, хотя по телефону мне дали ответ уже на следующий день. По факту инфа мной получена, но официально поймать девушку конкретно на этой лжи я пока де-юре не могу.

С какого перепугу я вообще решил, что девушка может быть мошенницей? Буквально за пару дней до этого я беседовал со специалистами из «Покрова» по похожей теме. В нашей беседе, в частности, всплывали и эти базовые правила, по которым они обычно отсекают всякого рода мошенников. Это как бы причина номер раз. Причина номер два: в той же теме, буквально на следующий день, один из пользователей опубликовал фотографию предположительно той же девушки. В руках у неё была табличка, на которой написано, что она собирает деньги на лечение своему брату. Причина номер три: один из моих коллег по работе опознал девушку по фотографии. Он сказал, что недавно видел её недалеко от «Трио Пиццы», во дворах, и она была вполне здоровой.

«Ну, всякое может быть», — подумал я. И послал запрос в УМВД через форму на их сайте. Это дело, наконец, пошло в ход: там проверят, что за человек эта Перцова Марина, существует ли она вообще (есть основания полагать, что таки не существует), и на кого оформлен счет в Сбербанке. Короче, у них там свои методы, и, кстати, камрадэ: форма обращений на их сайте таки успешно работает.

Ходить по УМВД оно может ещё пару недель. Данная конкретная Марина Перцова может и вправду оказаться Мариной Перцовой — 20-летней девушкой, у которой 8 месяцев назад произошло в семье горе, как и указано в объявлении. Но: я не получил ответа ни в группе «Мы из Пензы» о том, что она предоставила модератору хоть какие-то внушающие доверия сведения, ни у самой Марины о том, где она наблюдается и как бы их вообще можно увидеть, эти несчастные бумажки: почему-то она в течение всего этого времени не смогла добыть ни ксерокопий, ни каких бы то ни было других документов, что должно однозначно вызывать закономерные подозрения, независимо от прочих обстоятельств вообще.

д
(81 перепост!!! Сколько же у нас доверчивых людей…)

А если окажется, что некий человек в этой цепочке таки мошенник, то за то время, пока суд да дело, он может сменить и имя, и диагноз, и, возможно, область проживания. И собирать деньги в другом регионе, пока какой-нибудь тамошний блоггер не начнет наводить справки.

Поэтому в заключение я ещё раз хочу повторить, как распознать мошенника:
1) задать вопрос о том, какой благотворительный фонд курирует данного инвалида/больного;
2) навести справки о специалисте, у которого человек наблюдается.

PS. Разумеется, это пост не для тех, кому нравится подавать бомжам и всяческим опустившимся «романтикам по жизни». Возможно, на моё адовое желание прояснить конкретно это дело повлияло ещё и то, что пару месяцев назад я решил помочь некоему неопрятно одетому субъекту. Пьяный человек — предположительно, инвалид из Нижнеломовского интерната, с дефектами речи и в состоянии алкогольного опьянения — привлек внимание другого моего коллеги. У коллеги в тот вечер не нашлось времени, и он перепоручил сие благое начинание мне. Инвалид утверждал, что документы у него отобрали какие-то узбекотаджики, они же его напоили и из-за них он не успел на некий автобус в Ломов. Я, добрая душа, вызвал «скорую помощь». Врач на меня поматерился, типа «пока мы тут с бомжами возимся, на трассе нормальные люди погибнуть могут», но человека оформили и забрали. В это же время подошла девушка из магазина неподалеку и сказала, что этот «несчастный инвалид» вполне успешно бомжует у них на районе уже месяца два (вот какого фига она раньше не могла подойти?). А так как бомжам и самовольно (или, правильнее сказать, безвольно) опустившимся субъектам мне помогать, мягко говоря, не нравится (и это я даже не говорю про здоровенных лбов, которые побираются возле храмов — например, возле «Детской библиотеки» часто можно таких видеть), я затаил обиду — если совсем уж примитивизировать, то одна из причин была именно такой.
Но только одна из.

PPS. Раздражает ещё и абсолютный игнор вопросов, адресованных админам в темах. Это позволяет сделать предположение о том, что один из них — Кирилл, Александр или Анна — могут находиться в преступном сговоре с целью получения баблов. Но, скорее всего, они просто жестко тупят, чего как бы непозволительно модераторам некоего сообщества с несколькими тысячами подписчиков (более 13,5 тысяч). Да и вообще плевать они хотели на всех своих подписчиков и какие-то их нелепые вопросы.

PPPS. Как только я получу официальный ответ из МВД, я напишу, что это за личности. Разумеется, в случае необходимости, принесу извинения за то, что я гнал напраслину.

Отвтавть комменатрий