Необузданная живая волна рок–музыки накрыла СССР в 60-е годы ХХ века. Влияние Запада, несмотря на упорное сопротивление властей, уверенно подтачивало одобряемую политпартиями культуру, достойную советского примерного гражданина. Молодёжь, почувствовавшая западные ветра свободы, больше не захотела довольствоваться доступным и правильным. Кто-то прилагал безумные усилия, чтобы достать пластинку с записями зарубежных коллективов, а иные и сами, подобно своим кумирам, начинали заниматься музыкальным творчеством. Тенденция увеличения количества отечественных рок–команд ясно давала понять: уступать Западу не собираемся.

70-е – 80-е годы ознаменовались появлением самых значимых рок-клубов нашей страны в Москве, Ленинграде и Свердловске. Группы, принадлежавшие к этим своеобразным школам, стремительно набирали обороты, стараясь держаться на должном уровне и со временем стали легендами.

Пенза, не отставая от главных рок-столиц, также взрастила немалое количество талантливых интересных музыкантов. Такие коллективы, как «Бараны в Африке», «Сдача Бреды», «Stupid Girl», «Кенгуру» (страница группы на вконтакте), «Безумные усилия» и многие другие заняли важные страницы в истории развития пензенского рока.

О первых рок-фестивалях, сопутствующих им сложностях, музыкантах и зрителях тех далёких лет я побеседовала с одним из организаторов рок-концертов в 90-е годы, а ныне директором рекламного агенства «Аэроплан», Андреем Храбсковым.
Andrey_Khrabskov

Расскажите о том, как и почему вы решили заняться организацией концертов в Пензе?

В 90-ом году мне довелось посетить фестиваль «Пламя Парижа-2», проходивший во Дворце Молодёжи. Впечатление осталось неизгладимое. Тогда я понял, что хочу и сам «вариться» в этой сфере. Но только не в качестве музыканта. Меня привлекло организаторское дело. После этого я стал помогать местным организаторам, а в 1994 году смог провести свой первый фестиваль. Вообще, в том году прошло два крупных рок-концерта. Первый организовывали ребята из группы «Кенгуру». Мероприятие, получившее название «Раскачивая восток» проходило во Дворце Молодёжи и было очень значимым по масштабу: приехали с десяток групп из разных городов России. Каждая команда представляла собой стоящий продукт. Весной того же года я организовал свой фестиваль «Марока» ( сокращённо от «Маятник рока»), посвящённый 30-летию рока в Пензе. Мне удалось собрать всевозможные ВИА 60-х, 70-х годов, интересные современные команды и устроить довольно своеобразный концерт, на котором ощущалась настоящая преемственность поколений.

Чем можно объяснить качественное и уверенное развитие рок-движения в Пензе в те годы?

Большинство групп того времени создавались на остатках комсомольско-пионерского актива. Эта была инициативная молодёжь, занятая во всевозможных творческих кружках, агитбригадах, КВН-ах . Ребят интересовало, прежде всего творчество. Не деньги, не тусовки – именно творчество. Они репетировали в квартирах, не имея хороших инструментов и подходящих условий. Тогда для поддержки молодых музыкантов мы разработали довольно действующую систему: если группа в течение сезона давала два хороших выступления, собирая большое количество зрителей, мы помогали им с репетиционными точками. Лучшие группы могли принимать участие в ежегодном фестивале «Пригородный поезд». Помимо этого, им организовывалась запись песен на областном радио. В те годы там было хорошее катушечное оборудование.

Могли бы вы поподробнее рассказать о некогда существовавшем рок-клубе «Аэроплан»?

Мы создали этот клуб в середине 90-х годов вместе с другом. Там свободно могли демонстрировать своё творчество различные пензенские команды. В “Аэроплане” действовала определённая система: каждый четверг с октября по апрель проводились концерты. У каждой группы имелась возможность выступить примерно два раза за сезон. За вечер отыгрывала одна, иногда две команды. Зрителей собиралось много, и приходили они, в основном, именно за тем, чтобы послушать музыку .С каждым годом мы старались все более развить свой клуб: закупали музыкальное и световое оборудование, занимались оформлением интерьера. Средства на все это поступали с продажи билетов – музыканты предпочитали техническое обогащение клуба, нежели гонорары за выступления.

Почему вы со временем отошли от организации рок-концертов?

Где-то в 98-99 г. у меня произошла ссора с моим компаньоном по клубу. Кстати, в это же время неожиданно распались те стоящие команды, что составляли основной костяк пензенской рок–сцены. Я по-прежнему занимался продюсированием группы «Neverland» и вывозил некоторые команды в другие города, но организацией концертов в Пензе я больше не занимался. Со временем я вовсе отошёл от этих дел, открыл своё рекламное агентство «Аэроплан».

Что вы можете сказать о состоянии современной пензенской-рок сцены, есть ли у неё шансы на развитие и процветание? Кого из её сегодняшних представителей вы можете выделить, как наиболее достойных?

Вся проблема настоящего застоя и упадничества рок-сцены, (не только пензенской, я считаю, что эта проблема общероссийская) — в разности подходов музыкантов того времени и современных. Если раньше «горели» творчеством, абсолютно не обращая внимание на отсутствие оборудования, репетиционных точек, а просто желая заниматься музыкой, то сейчас все это ушло на второй план. Несомненно, появилось больше возможностей в техническом плане, но сменились ориентиры: «Мы хотим стать звёздами, и желательно побыстрее» – вот лозунг тех, кто сейчас околачивает пороги репетиционных баз с качественным оборудованием. Чем они на этих базах занимаются? Всё превратили в тусовку. В своё время у меня была репетиционная база во Дворце Молодёжи. К музыкантам, посещающим её, у меня был такой подход : «Я даю вам ограниченное время, ни минутой больше, и все это время вы занимаетесь делом. На каждую репетицию вы приходите с чётким представлением того, над чем сегодня планируете работать. Ходом репетиции, если хотите, могу управлять я, но тогда вы делаете то, что я считаю наиболее верным и продуктивным». Те группы, что выбирали тяжёлый путь работы над своим творчеством, сыгранностью, развивались быстрее и качественнее.

Из современных команд нашего города, могу пожалуй выделить «Питоны 3000», как интересный и качественный проект.

О своём опыте в организации концертов поведал также руководитель «Школы снегурочек» города Пензы Валерий Кочетков.
Кочетков
Расскажите, как вы стали организатором концертов.

Со студенческих лет я был вечно занят в различных творческих коллективах: агитбригадах, командах КВН, занимался хореографией, театральным творчеством. После поступил в педагогический институт, получил профессию. Сначала направили работать в образование, а затем и в культуру – я стал директором ДК «Южный», а позже и ДК им. Кирова. Отучился в Академии культуры Санкт–Петербурга.

С рок-музыкой впервые столкнулся в 70-х годах. Позже с армейскими друзьями посещал репетиции Андрея Макаревича. Так заинтересованность в этом направлении и профессиональная занятость в культуре сделали своё дело: я стал заниматься организацией концертов в Пензе.

Каким был первый проведённый вами рок-фестиваль?

До первого фестиваля были ещё и концерты. В 80-х годах я возил пензенские рок-группы с выступлениями по области. В 1990-ом году совместно с Владимиром Башняком мы организовали фестиваль в ДК им. Кирова. Помню, как в Малом зале зрители стали поднимать над головами горящие зажигалки, проявляя своё участие к творчеству выступающих музыкантов. Ситуация, в прямом смысле слова, могла “запахнуть жареным”. Пришлось прервать концерт и объяснить присутствующим, что делать этого не нужно во избежание отмены мероприятия.

В 90-х годах я приглашал в Пензу немало известных коллективов: «Технология», «Синяя птица», «Сектор газа». Последние выступили в здание цирка в 1991 году. Тогда, мягко говоря, слишком раскованное поведение музыкантов грозило преждевременному завершению концерта. Пришлось поговорить с ребятами и уладить эту ситуацию.

Что вы можете сказать о современной пензенской рок-сцене?

Сейчас я не болею роком настолько, чтобы интересоваться всеми новинками нашей сцены. Понемногу меня интересует каждое творческое направление, будь то музыка, театр или живопись. О музыке могу сказать следующее: раньше было тяжело: неумолимая печать цензуры ложилась даже на репертуар дискотек. Комитет комсомолов скрупулёзно изучал предлагаемый список композиций и либо заверял его, либо настаивал на внесении необходимых поправок. Но чем же была полезна такая цензура? А тем, что вероятность появления дешёвого однодневного проекта сводилась к минимуму. Сейчас можно все, но не у всех получается создать что-то действительно стоящее. В Пензе я редко сталкиваюсь с коллективами, сочетающими в себе и качество, и интересное творческое наполнение. Но это встречается редко. Кстати, было приятно посетить концерт вашей группы (гр. «Асванга» — прим.авт.).

Сейчас я совсем отошёл от вопросов концертной организации. Занимаюсь преподавательской деятельностью: студия аниматоров, по сей день существует «Школа снегурочек», созданная мною 28 лет назад. К слову, нашей пензенской «гильдии Дедов Морозов» в этом году исполняется 50 лет.

История развития пензенского рока интересна. Коллективы, созданные в те годы, поражали слушателей творчеством в самых разных городах России. Было время, когда Пенза считалась рок-столицей Поволжья. В нашем городе действительно было множество достойных и сильных команд, многие из которых в дальнейшем перебирались в Москву, но, к сожалению, не все могли выдержать суровое испытание столицей.

На конец 90-х – начало 2000-х пришлось самое большое количество распадов легендарных пензенских рок–коллективов. Есть мнение, что это было связано с ослаблением важности роли протеста в жизни молодёжи.

Ведь что такое рок? Это энергия борьбы, протеста. А против чего протестовать, когда всё становится дозволенным и доступным? Возможно, нынешнее политическое положение вещей меняет ситуацию и в рок-музыке. Поговорим на эту тему в следующий раз.

Человек качественно развивается лишь в условиях, которые сам очень хочет изменить. Музыканты, организаторы первых рок–фестивалей в нашем городе могут по праву считать себя настоящими героями в истории пензенского рока. Именно от них зависело то уверенное и качественное изменение, плодами которого питается (а порой так бездумно пренебрегает) современная творческая молодёжь Пензы.

PS. Разумеется, историю пензенского рока надо копать ещё глубже. Ещё один взгляд на историю пензенского рока можно почитать тут.
Ну а мы позже вернемся к этой теме.
Будем считать это началом долгого журналистского пути.

Отвтавть комменатрий