Модернизация здравоохранения Пензенской области, цена которой — более 5 миллиардов рублей, мало затронула кадровые изменения. Закупались сотни единиц дорогостоящего оборудования, но так получилось, что работать на нем почему-то некому.

На эту проблему я впервые обратила внимание около трех лет назад. Тогда дефицит кадров составлял 450 человек. Сейчас – около 600.

Да, проблему пытаются решить, но динамика недостатка кадров – налицо. И это мы не трогаем медиков, которые нужны в школы, на предприятия. Если затрагивать ещё и эту проблему, то ситуация будет и вовсе нелицеприятная.

Так куда же уходят врачи?

Для начала надо разобраться, откуда они приходят. Или, вернее, должны приходить. Поэтому правильнее будет задаться вопросом «Чему учат современных медиков?»

«Система высшего профессионального образования на сегодняшний день остро нуждается в реорганизации, так как в ней существует достаточно большое количество проблем и противоречий», — утверждает доктор медицинских наук, профессор Лысов Н.А.

Ни для кого не секрет, что эти противоречия и несоответствия часто приводят к смерти пациента на операционном столе, рождению неполноценного ребенка — трагедиям для каждого из нас. Я говорю о медицине.

«Какие плохие у нас сейчас врачи! Немилосердные, плохо образованные, взяточники и настоящие убийцы!» Такие фразы, согласитесь, у каждого на слуху, но искать причину низкой грамотности медицинских специалистов и уж, тем более, пытаться ее решить никто особо не торопится. Хотя, наверное, попытки есть где-то «высоко», но до нас свет истины пока-то не доходит.

Где учат современных медиков? Сначала, как и всех, в обычной общеобразовательной школе. Учат всему и сразу. Нравится тебе или нет, но ты должен знать географию на «отлично», тратить время на размышления о глубокой мысли и основной идее картин эпохи Просвещения на МХК, помнить и отличать выступления войск Наполеона в серых мундирах с синими полосками и в красных с желтыми. Отучились, прошли испытание на выживаемость — сдали ЕГЭ, поступаем в медицинский институт. И вот вопрос: насколько результаты сдачи ЕГЭ соответствуют реальным знаниям абитуриента, и не будет ли он «плавать» на первой же паре по биологии в ВУЗе?

За ответом на этот вопрос отправляюсь в родной Медицинский институт ПГУ. В результате несложного анализа результатов сдачи ЕГЭ и первой летней сессии получаю: 30% студентов, набравших от 260-290 баллов за сдачу 3 экзаменов (русский, биология, химия) на ЕГЭ, ОТЧИСЛЕНЫ. Оставшиеся 70% поделились почти поровну: у одних средний балл 3,5, у других 4,8. В то время как студенты, чьи баллы за ЕГЭ не слишком грандиозные (210-230), имеют средний балл 4,6. Отчисленных среди них — менее 10%.

Вот и получается: ЕГЭ не показатель знаний. Тогда что он показывает, и к чему столько мучений: бессонные ночи, куча репетиторов и консультаций, если в итоге ты можешь вообще ничего не знать после школы? Это как цепочка развития патологического процесса: неправильно в начале выбрал школу, учил не то, что нужно, сдавал экзамены не так, как хотелось бы, поступил в медицинский (не туда, куда хотелось бы) и должен выйти высококвалифицированным специалистом, любящим свою работу и реально умеющим приносить пользу, а не вред.

Сомневаюсь в конечном результате. Очень.

Ни для кого ни секрет, что с результатами ЕГЭ на руках нынешний абитуриент может подавать документы хоть во все мыслимые ВУЗы Пензы и вообще страны. Хочешь – будешь программистом, хочешь – дизайнером, ну и на врача можно попробовать… Ну, это грубо говоря.

Только я вот что скажу. Вряд ли наша система образования готовит универсальных людей на все случаи жизни. Не бывает такого.

Но раз уж так получилось, и человек поступил в непростой медицинский, может, он все таки сможет как-то приспособиться, начать учиться и впитывать знания, может не все так плохо? Об этом спросим преподавателя МИ Сергацкого Константина Игоревича (к.м.н., врач в ОКБ им. Бурденко)

«Я преподаю общую хирургию для студентов Медицинского института на 3 курсе с 2010 года. По-моему, 20% среди них — это люди, которые пришли не туда и не затем. Либо им сложно учиться, либо не хотят просто. Это уже третий курс, и азы, казалось бы, уже есть, но тем не менее.

Сравниваю с нашим потоком, в котором я учился, и понимаю, что студенты стали… хуже. В этом году первый раз задумался над уровнем знаний студентов, и, к своему сожалению, пришел к выводу: нет энтузиазма, тяги к учебе. Если в прошлом году в основной массе были твердые «ударники» и несколько человек — звездочки, которым хочется рассказать, дать больше материала, то на этом потоке «звезд» нет вообще: сплошная серая масса.
В чем причина?

Вопрос сложный. Первое: профессия, с одной стороны, у нас в стране не престижная. С другой стороны — почему такие баллы? По статистике, только 30% выпускников медвузов остаются работать в медицинской сфере. Казалось бы: зачем поступать, сдавать ЕГЭ, 6 лет учиться? Не знаю. Мне кажется, это проблема всего образования, не только медицинского. Раньше наши врачи котировались за рубежом, их уважали, они работали по всей Европе. А сейчас наш диплом просто бумажка.

Сам я учился в обычной школе, но у нас был биохимический класс. Уже в школе направляли на сознательный выбор: либо в лингвистический класс, либо в физико-математический, либо на биохимический. Мы все уже в 9 классе определялись с дальнейшей профессией. Не спорю: были, конечно, и те, кто никуда не хотел и не шел. Учились, чтобы просто закончить, как сейчас. Поступил в институт и учился в первой группе, в которой собрали ребят из лицея, спецклассов, — тех, кто уже 2 года собирался поступать в медицинский. Не случайные люди отказались. 100% выпускников моей группы дошли до профессии врача, и сейчас люди работают в пензенских больницах: эндокринологами, рентгенологами, терапевтами, кардиологами, хирургами и т.д.

Возможное решение проблемы — целенаправленная подготовка для обучения в медицинском институте. Обязательно. Если ребят не готовить, то эта серая масса, которая никуда не хочет двигаться, будет, в конечном итоге, сидеть передо мной».

Отвтавть комменатрий