Современный исследователь российского гражданского общества С. Г. Кордонский придерживается мнения, что: «Каждое новое поколение российских реформаторов ставит своей целью процветание государства, его всестороннее развитие и усиление присутствия в мире. Мечта большинства реформаторов – воссоздание «Третьего Рима», новой «либеральной империи» — чтобы иностранцы относились с уважением, а лучше бы боялись. И незадача – каждый раз достижению великой цели мешают в основном собственные граждане, которые, даже будучи построены в колонны, находят способы обратить ресурсы, предназначенные для больших государственных дел, в маленькие, но свои собственные, частные блага».
Российская элита считает, что развитие гражданского общества надо построить по лекалам тех стран, чей человеческий капитал высокого качества. В этом отношении они ориентируются на европейские страны, в которых есть сильные формальные организации, которые способствуют формированию и развитию гражданских позиций. Такие организации в состоянии решать проблемы граждан силами самих граждан – практически без участия государства или с его минимальным участием.
Исследования гражданского общества на Западе основываются обычно на анализе таких показателей, как плотность связей, социальное доверие, активность граждан в различных добровольных объединениях, организациях, профсоюзах, сообществах. При анализе этих компонентов Ф. Адам и Д. Подменик отмечают, что страны Европы можно условно разделить на три категории – страны с высоким уровнем доверия, средним и низким. В первую категорию стран попадают: Швеция, Финляндия, Норвегия и Нидерланды, во вторую – Швейцария, Германия, Бельгия, Австрия, Испания, Исландия, Ирландия, Белоруссия. Остальные страны – Франция, Испания, Италия, а также практически все государства бывшего социалистического лагеря, бывшие республики СНГ (кроме Белоруссии), включая Россию, относятся к категории стран с низким уровнем доверия и дефицитом гражданского общества.
Российская элита и гражданское общество находятся в совершенно разных социальных пространствах. Люди, преследуя свои цели, используют элиту только как средство для их достижения. Большинство граждан России имеет совершенно отличные от элиты стратегии жизни. Россияне не имеют представления о рекрутировании в элиту. Вопрос открытости элит и вхождения в высшие страты российского общества невозможно решить без выяснения природы гражданского общества. Незнание основ нашей социальной жизни препятствует поступательному развитию нашего общества и государства.
Большинство членов российского общества заботятся о себе сами и методом проб и ошибок формируют социальные стратегии, позволяющие перенаправить компоненты государственных механизмов (полученные ими как гражданами государства) на приобретение того, что они считают действительно нужным. Люди предпочитает доплачивать за обучение, лечение и копит деньги на старость, используя предоставляемые государством блага как само собой разумеющийся ресурс, гарантированный властью. Часто бытует мнение, что добиться успеха во многих сферах общественной жизни, а тем более сделать хорошую карьеру с учётом наших современных российских реалий необычайно сложно. Отсутствие в современном обществе уверенности в том, что профессионализм, будет вознаграждён, ведёт к социальной апатии населения и недоверию к властям. Очень большое значение имеет правильное понимание роли государства. Это связано с тем, что роль государства и правильное сотрудничество самих граждан сможет создать базу для гражданского общества, в зависимости от степени или способа взаимодействия.
Сегодняшние попытки объединить гражданское общество являются попытками создать изначальный язык доверия и делают проблему риска еще более актуальной. Диффузия риска порождает потребность в доверии во всех частях сети наших социальных отношений. Доверие как определяющая концептуальная проблема общества открыла современную эпоху с кризиса доверия и завершает кризисом доверия.
А.ЕГОРОВ

Отвтавть комменатрий