Munitions are destroyed in a controlled blast at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg Pennsylvania Worker David Lloyd handles an order in the active items area of the Defense Logistics Agency's huge storage facility outside Harrisburg, Pennsylvania Worker David Lloyd handles an order in the active items area of the Defense Logistics Agency's giant storage facility outside Harrisburg, Pennsylvania Materiel handlers Snyder and Ellis load Patriot missiles for transport deep in a munitions storage bunker at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg, Pennsylvania Materiel handlers Snyder and Ellis load Patriot missiles for transport at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg, Pennsylvania Materiel handlers Snyder and Ellis load Patriot missiles for transport deep in a munitions storage bunker at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg, Pennsylvania Materiel handler Darren Snyder loads Patriot missiles on to a truck at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg, Pennsylvania Materiel handler Darren Snyder loads Patriot missiles on to his forklift deep in a munitions storage bunker at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg, Pennsylvania A 57mm caliber rifle cartridge is shown at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg Crated boxes of 57mm caliber rifle cartridges are stacked deep in a munitions bunker at the U.S. Army Letterkenny Munitions Center in Chambersburg, Pennsylvania Shipping area is seen at the Defense Logistics Agency's huge storage facility outside Harrisburg, Pennsylvania Worker walks between rows of automated cars at the Defense Logistics Agency's giant storage facility outside Harrisburg, Pennsylvania Crane operator navigating a crane, is pictured between shelves in the high-rise storage area of the Defense Logistics Agency's giant storage facility outside Harrisburg, Pennsylvania Vehicle passes through the front entrance of the the Defense Logistics Agency's huge storage facility outside Harrisburg, Pennsylvania Crane operator Mark Brookin navigates his crane between shelves in the high-rise storage area of the Defense Logistics Agency's giant storage facility outside Harrisburg, Pennsylvania

Линда Вудфорд провела последние 15 лет своей карьеры, внося фальшивые числа в счета Министерства обороны США.

Каждый месяц, пока она не ушла в отставку в 2011, она отправляла эти счета в Кливленд, Огайо, офис Службы финансов и учёта вооруженных сил США (DFAS), главное бухгалтерское агентство Пентагона. Используя полученные данные, Вудфорд и её коллеги-бухгалтеры приступали к подготовке ежемесячных отчётов и отсылали их в казначейство США – отчёт по счетам требуется ото всех военных органов и других ведомств Пентагона.

Каждый месяц они сталкивались с одной и той же проблемой. Счета отсутствовали, были неверные. Они были записаны без объяснения того, как деньги были потрачены или из каких средств были выделены.  «Множество раз появлялись проблемы из-за неточности счетов, — говорит Вудфорд. —  Но нам не давали объяснений».

Данные предоставлялись за два дня до истечения срока сдачи отчётности. По поводу сомнительных счетов сотрудники начинали обзванивать персонал ВМФ, однако часть счетов так и осталась неподтверждённой. Начальство заставляло Вудфорд и её коллег вносить фальшивые числа, так называемые вставки, чтобы счета соответствовали счетам Казначейства.

Джефф Йокел, находящийся 17 лет на руководящей должности  в DFAS до отставки в 2009, говорит, что в месяц нужно было одобрить тысячу несуществующих счетов. «Если не сбалансировать счета, Казначейство вернёт их обратно».

После того, как отчёты отправлены в Казначейство, бухгалтеры продолжают искать точную информацию для исправления записей. В некоторых случаях им это удаётся, в остальных они оставляют фальшивые цифры.

 

 Стандартная процедура.

Для DFAS, управляющей счетами армии, флота, ВВС и других оборонных ведомств, фальсификация счетов – стандартная процедура. Бывшие военнослужащие говорят, что ведение записей на оперативном уровне изобилует готовыми счетами для заполнения потерянной или недостающей информации.

Многие доклады  от инспекторов за последние годы показывают, что Пентагон проигнорировал предупреждения о своей бухгалтерской отчётности. «Эти корректировки, сделанные без сопроводительной документации … могут скрывать  большие проблемы в исходных данных бухгалтерского учёта», — сообщает Управление бухгалтерской отчётности, следственный орган Конгресса в декабре 2011.

Корректировка также является проблемой: Пентагон не может отслеживать свои деньги – сколько имеет, сколько заплачено, потрачено или украдено.

Неспособность ведения записей приводит к ошибкам в отчётности и, следовательно, к финансовым трудностям армии. Этот вывод основан на интервью с десятками должностных лиц Министерства обороны, а также в результате анализа практик Пентагона, методов ведения бухгалтерского учёта, судебных дел и отчётов федеральных органов.

В результате ошибок в расчётах появляется небольшая часть денег, которая ежегодно исчезает при бюрократии, управляющей более чем половиной всех годовых расходов правительства, одобренных Конгрессом. Бюджет Министерства обороны в 2012 составил 565,8 миллиарда долларов, что больше годового военного бюджета десяти крупнейших военных объединений, включающих Россию и Китай. Сколько этих денег потрачено по назначению, определить невозможно.

В своём исследовании агентство Reuters обнаружило, что Пентагон в значительной степени не способен отслеживать свои огромные запасы оружия, боеприпасов и других материалов; таким образом, Пентагон продолжает тратить деньги на новые поставки, даже если он в них не нуждается, и на хранение ненужных материалов. Он накопил долг в более чем половину триллиона долларов, не проверяя контракты с зарубежными поставщиками; сколько из этих денег заплачено за предоставленные товары и услуги, неизвестно. И он неоднократно становится жертвой мошенничества и краж, что годами может оставаться незамеченным, но правоохранительные органы часто обнаруживают это.

Последствия могут быть не только финансовыми; плохая бухгалтерия может повлиять на оборону страны. В период с 2003 по 2011 армии не удалось установить местонахождение своего имущества стоимостью 5,8 миллиарда долларов. Нехватка оборудования «могла препятствовать обучению солдат и реагированию на чрезвычайные ситуации» — сказал генеральный директор Пентагона в своём докладе в сентябре 2012.

Из-за своей неспособности вести счета Пентагон является единственным правительственным ведомством, которое не следовало закону, требующего ежегодного аудита всех государственных ведомств. Это означает, что с 1996 года 8,5 триллиона долларов денег налогоплательщиков были потрачены Конгрессом в Пентагоне. Эта сумма превышает стоимость китайского экономического производства в прошлом году.

Конгресс в 2009 принял закон, требующий, чтобы министерство обороны было готово к аудиту к 2017. Руководство Пентагона пообещало закончить всю работу в 2014. Но, скорее всего, Пентагону выполнить это обещание не удастся.  Основной причиной является то, что Пентагон составляет финансовые отчёты на устаревших, несовместимых друг с другом компьютерных системах, которые используют программные языки 1970 гг., например, COBOL. А устаревшие файловые системы  затрудняют или делают невозможным поиск данных. Большинство этих данных повреждено или ошибочно.

«Это можно сравнить с тем, как если бы каждая электрическая розетка в Пентагоне имела различную форму и напряжение», — говорит бывший сотрудник министерства обороны.

 

  Сферы влияния.

Никто не может прийти к единому мнению, сколько используется систем бухгалтерского учёта. Пентагон насчитывает 2200 систем, используемых на военной службе и других оборонных ведомствах.   По докладу января 2012 года группа консультантов Министерства обороны называет приблизительно 5000 систем.

«Есть тысячи и тысячи систем, — говорил в интервью бывший заместитель министра обороны Гордон Инглэнд. – Я не уверен, что кто-то знает, сколько этих систем».

В мае 2011 министр обороны Роберт Гейтс в своей речи описывает действия Пентагона как «действия без централизованных механизмов распределения ресурсов, отслеживания расходов и определения результатов… Мои сотрудники и я определили, что было почти невозможно получить точную информацию и ответы на такие вопросы, как «Сколько денег потрачено» и «Сколько людей у вас работает».

Пентагон потратил десять миллиардов долларов на создание более эффективных технологий для того, чтобы быть готовым к аудиту. Но многие из этих систем потерпели неудачу, либо были не в состоянии выполнять все задания – это только увеличило расходы.

Из-за собственных решений Пентагону приходится использовать большинство старых технологий и вставок. В офисе DFAS в Кливленде, где работала Вудфорд, вносимые корректировки для изменения баланса составили 1.03 миллиарда долларов только в 2010, согласно отчёту декабря 2011.

В своём ежегодном финансовом отчёте за 2012 год, Пентагон предоставил 9,22 миллиарда долларов для приведения в соответствие своих счетов с цифрами Казначейства, по сравнению с 7,41 миллиардами долларов годом ранее. 565,6 миллиона долларов в 2012 приписали к потерянным записям. По словам чиновников Пентагона, оставшиеся 8 миллиардов являются законными расхождениями. Однако, так как отчёты не проверялись, Пентагон мог скрыть большие количества вставок и другие проблемы бухгалтерского учёта.

Секретарь министерства обороны и глава DFAS в течение многих лет подписывались под ложными записями.  «Я не думаю, что они непременно обманывают и крадут, но это не то, что нужно делать», — говорит Роберт Хейл в интервью.

Конгресс был гораздо снисходительнее к Министерству обороны, нежели к публичным корпорациям. Закон Сарбейнса-Оксли от 2002 года накладывает уголовные санкции на тех, кто  заверяет финансовые отчёты. «Закон Сарбейнса-Оксли полностью чужд Пентагону», говорит Майк Янг, кто в течение многих лет был консультантом Министерства обороны.

Представители министерства обороны отмечают, что большинство вставок закрывают незавершённые сделки и другие законные ходы, многие из которых уже разрешены. Счета необязательно показывают точное количество потерянных денег, а записи бухгалтерского учёта часто дублируются в нескольких регистрах. В финансовом отчёте для ВВС в 2009 говорится, что именно так офис DFAS в Колумбусе, штате Огайо, сделал ошибки на  минимум 1,59 триллиона долларов, в том числе 538 миллиардов долларов во вставках. Эти суммы значительно превышают общий бюджет ВВС за этот год.

Министр обороны Чак Хейгел отказался это комментировать. Но в видеообращении к министерству обороны в августе 2013 года он сказал: «Министерство обороны – это единственное федеральное агентство, которое не предоставляет финансовую отчётность, что требуется по закону. Это недопустимо».

Директор DFAS Тереза Маккей отказалась дать интервью для этой статьи.

На вопросы агентства Reuters представитель Казначейства ответил: «Министерство обороны продолжает принимать меры по укреплению финансовой отчётности… Мы поддерживаем их стремление и продолжим работать с Министерством обороны». Осознанно принимая фальшивые записи, Казначейство отклоняет счета, содержащие пустые места или неизвестные числа, не совпадающие с его собственными.

Сенаторы Том Кобурн и Джо Манчин ранее в этом году представили закон, который даёт право оштрафовать Пентагон, если он не будет готов к аудиту к 2017. В случае неудачи будут наложены ограничения на финансирование новых программ, будут запрещены закупки любых информационных технологических систем, которым требуется 3 года на реализацию, и передача всех обязанностей в Казначейство.

«Пентагон не может управлять тем, что он не может оценить, и Конгресс не может эффективно осуществлять парламентский надзор, если он не знает, как Пентагон тратит деньги налогоплательщиков», — сказал Кобурн в своём ответе на вопросы. «До тех пор, пока Пентагон не проведёт финансовый аудит, ему будет невозможно эффективно оценить свои расходы, он продолжит нарушать Конституцию и подвергать риску национальную безопасность.

 

   Слишком много ненужного товара

Влияние дисфункции отчётности Пентагона очевидно для Логистического агентства вооружённых сил США, которое покупает, хранит и производит поставки  Министерства обороны.

«По многим причинам у нас есть инвентарь стоимостью 14 миллиардов долларов, в котором мы не нуждаемся», — сказал вице-адмирал ВМС Марк Харничек 7 августа 2013 года, как сообщает веб-сайт агентства.

Логистическое агентство вооружённых сил США продолжает покупать то, в чём они уже не нуждаются. В документе Пентагона, предоставленного Конгрессу, отмечено, что по состоянию на 30 сентября 2012, Логистическое агентство и военные службы купили лишнее количество материала и оборудования на 733 миллиона долларов. Эта цифра возросла на 21 % по сравнению с 609 миллионами долларов годом ранее. Министерство обороны определяет «лишнее имущество», как нечто большее, чем 3-хлетние поставки. Например, по состоянию на ноябрь 2008 года было куплено 15000 «автомобильных рычагов управления», что равносильно 14-летним поставкам.

Но всё же с 2010 по 2012 агентство купило более 7437 из них по более высокой цене. Логистическое агентство закупило новое оборудование, и спрос уменьшился вдвое в связи с прекращением войн в Ираке и Афганистане. Генеральный инспектор сообщил, что Логистическое агентство не проверило текущее количество товара до приобретения нового.

За пределами Харрисбурга, Пенсильвании, Логистическое агентство управляет своим распределительным центром, самым большим складом Министерства обороны. Здесь оно хранит миллионы мелких запасных частей для военной техники и другие материалы, хранящиеся на металлических полках в здании площадью 1,7 миллиона квадратных метров.

Соня Гиш, директор по развитию Логистического агентства, работает в этом комплексе. Она говорит, что ни одна система не отслеживает, направлены ли поступившие материалы в нужное место, а из-за большого количества хранящегося оборудования полная инвентаризация невозможна. Логистическое агентство делает выборочную проверку, чтобы понять, какие элементы отсутствуют или хранятся в неправильном месте. Гиш также говорит, что распределительный центр не пытается отслеживать или оценивать убытки.

В 2004 году Пентагон попросил Министерство обороны одобрить современную систему маркировки, которая позволит прослеживать быстро и точно, где находятся материалы Логистического агентства. На сегодняшний день Логистическое агентство проигнорировало предложение Пентагона. Уильям Бадден, заместитель директора распределения рассказал в интервью, что система невыгодна, а существующая система отвечает требованиям.

Программа, удаляющая устаревшие материалы, становится успешной, как говорит в интервью директор Логистического агентства. Но помехой является нехватка достоверной информации о том, что находится в хранилище.

Логистическое агентство также встретило сопротивление среди руководителей склада. «Я считаю, что проблема в том, что они не могут избавиться от лишнего материала», — объяснил Бадден в интервью для журнала.

 

Старый и опасный

На юге центральной Пенсильвании серия из 14 взрывов прервала тишину весеннего дня, вызвав фонтаны грязи на более чем 100 футов в вышину. Сотрудники военного склада Леттеркенни – одного из 8 баз военного командования в США – решили избавиться от 480 фунтов взрывчатки С4, произведённой в 1979 году.

Если бы Вуди Пайк не поступил по-своему,  солдатам пришлось бы уничтожить намного больше старых, неиспользуемых боеприпасов. Среди них были огни взлётно-посадочной полосы 1940 года и боеголовки для ракет, не выпускавшиеся с 1990-х годов. Занимающие больше всего места – ракетно-пусковые системы, изъятые в 1980-х годах. «Пройдут году, прежде чем они исчезнут», — говорит Пайк, специалист по управлению логистикой в Леттеркенни.

Более одной трети оружия и боеприпасов, хранящихся на базе Командования вооружениями в Леттеркенни и других своих складах, являются устаревшими. Содержание всех этих бесполезных пуль, взрывчатых веществ, ракет, винтовок, гранатомётов и других боеприпасов стоит десятки миллионов долларов в год.

Боеприпасы продолжают находиться на складе, так как для военных дешевле сохранить их, нежели избавиться», — говорит Кит Байерс, руководитель склада Леттеркенни. «В конце концов, эти запасы всё равно уничтожат».

Кроме того, пресс-секретарь добавил, что Пентагон требует от армии сделать боеприпасы доступными для других военных служб, которым не должны платить за уничтожение бесполезного запаса.

Для доступа к боеприпасам и другому инвентарю, сотрудникам склада приходится часто перемещать старую взрывчатку. «Хранение ненужных боеприпасов создаёт потенциальную опасность и экологические проблемы», — объяснил генерал Густав Перна в 2012. Стоимость и опасность хранения старых боеприпасов «расстраивает меня как налогоплательщика».

«Иногда опасность приводит к действию, как тогда, когда С4 была взорвана. И недавно согласились финансировать уничтожение 15000 исправных винтовок, использованных во время Второй мировой войны» — говорит Пайк.

Однако на следующий день после взрыва С4, груда ракет «воздух-воздух», использованных на истребителях ВМФ F-14 в 2006, были разгружены и ожидали транспортировки на хранение.

В 2010 в рамках проекта Министерства обороны по модернизации Военное командование списало компьютерную систему, следившую за инвентарём и автоматически создававшую необходимые транспортные документы. Она была заменена на другую, которая также не функционировала.

Теперь сотрудники должны сами угадывать, сколько товаров и свободного места имеется в Леттеркенни. Армия предоставила дополнительную сумму денег на вторую систему для создания транспортной документации и интерфейса между двумя системами. «У нас проблемы с интерфейсом», — говорит Пайк.

 

Дорогостоящий ремонт.

Отчёты СМИ о Министерстве обороны подтверждают возмутительные растраты: унитазы для армии стоимостью 604 доллара, кофемашины для ВВС стоимостью 7600 долларов. Эти расходы незначительны по сравнению с миллиардами растраченных денег Пентагона на исправление своей бухгалтерии.

Система поддержки боевого обеспечение ВВС была предназначена для создания единой системы контроля за транспортировкой, поставками, обслуживанием и приобретениями, заменив десятки дорогостоящих систем. В конце 2012 года ВВС провела пробный запуск системы. В основном получившиеся данные оказались  бессвязным текстом. ВВС остановили проект.

Система «стоила 1,03 миллиарда долларов … и не дала никакого результата» — объявили ВВС в ноябре 2012.

Регулировка системы будет стоить дополнительно 1,1 миллиард долларов, но даже тогда система будет выполнять только четверть поставленных задач.

ВВС обвиняют в провале проекта главного подрядчика, компьютерную компанию, говоря, что она была не в состоянии справиться с такой задачей.

Пресс-секретарь Марсель Гольдштейн сказал, что компания предоставила ВВС «огромные возможности», и что «сделанный прогресс и предоставленное программное обеспечение могли создать основу для следующих попыток разработать логистическую систему ВВС».

Дэвид Скотт Нортон, эксперт по учётным системам, сказал, что проектом заняты слишком много людей, что делает функционирование и эффективность невозможными. «Здесь были тысячи людей: как ВВС, так и обычные подрядчики, — говорит он. – Многие из этих людей не понимали и не проектировали систему».

Более 1 миллиарда долларов было потрачено впустую, когда Пентагон в 2010 испортил интегрированную военную систему управления человеческими ресурсами, запущенную в 2003 году  в качестве единой ведомственной и кадровой системы, которая позволит устранить платёжные ошибки.  Требования к изменениям системы ускорило сбой системы.

Система бухгалтерского учёта и управления ВВС должна была взять на себя основные функции отчётности в 2010. На сегодняшний день было потрачено 466 миллионов долларов на эту систему, чьё строительство и эксплуатация обойдётся в 1,77 миллиарда долларов. Системе не хватает «функциональных возможностей», и «в её данных отсутствует достоверность и надёжность», как сообщает инспектор министерства обороны в общем докладе от сентября 2012 года.

Финансовую систему «GeneralFundEnterpriseBusinessSystem» часто называют в качестве самой успешной. Запущенная в 2012 система в настоящее время используется для выполнения основных функций бухгалтерского учёта по всему миру.

Некоторые вещи она делает хорошо, однако генеральный инспектор в марте прошлого года сообщил, что система полностью не обеспечивает управление требуемой информацией и не может разрешить «давние недостатки» в управлении финансами армии, несмотря на то, что она стоила армии 630,4 миллиона долларов по состоянию на октябрь 2011 года.

В 2000 году ВМФ начал работу над четырьмя отдельными проектами для управления финансами, материалами, техническим обслуживанием оборудования и заключением договором. Вместо этого системы лишь частично выполняли свои команды, используя разные форматы для одних и тех же данных. Пять лет спустя оказалось, что усилия были напрасными… 1 миллиард долларов был потрачен впустую».

ВМФ снова выступил в 2004 году с проектом «theNavyEnterpriseResourcesPlanningproject», который, в первую очередь, должен был обрабатывать все бухгалтерские счета ВМС. Позже военно-морской флот решился на создание системы, которая бы потребовала лишь половину бюджета, так как обслуживание всей системы слишком трудно, оно отняло бы много времени. Также было прекращено создание в системе функций учёта имущества и других материальных активов.

На данный момент этот проект опирается на данные, полученный из 44 старых систем, которые новая система должна получить. «Должностные лица ВМФ потратили 870 миллиона долларов… а неспособность системы до сих пор не удаётся исправить» — говорит в докладе Пентагона в июле 2013.

Военно-морской флот отказался от комментариев.

Даже попытка скоординировать все эти проекты закончилась неудачей. В 2006 году заместитель министра обороны Гордон Инглэнд основал Агентство трансформирования бизнеса. Этим он пытался убедить военные филиалы и другие учреждения модернизировать свои деловые операции, придерживаться общих стандартов и провести аудит.

Три года спустя, Центр стратегических и международных исследований объявил, что траты Министерства обороны в  10 миллиардов долларов на модернизацию и обслуживание бизнес систем приравниваются к обычным тратами на бизнес.

Министр обороны Гейтс закрыл проект в 2011 – после того, как Пентагон потратил на него 700 миллионов долларов. Англия отказалась комментировать ситуацию.

Бывшие чиновники агентства причиной своего провала объявили отсутствие управляющего для осуществления задуманных планов и сопротивление со стороны отдельных служб.

   Договоры.

За последние 10 лет, Министерство обороны подписало договоры на предоставление более 3 триллионов долларов на товары и услуги. Сколько из этих денег тратится на переплату подрядчикам, а сколько денег никогда не возвращалось в Казначейство, остаётся загадкой.

Агентство по ревизии оборонных контрактов следит за аудитами, которые проходят относительно без проблем. Агентство распродаёт контракты компаниям или частным лицам, возмещая убытки контрактов. В конце 2011 долги агентства составляли 24722 контакта на сумму 573,3 миллиарда долларов. Частные военные службы расторгли свои контракты, но долги всё равно накопились. Долг армии составил 450000 контрактов.

«Этот долг составляет сотни миллиардов долларов в нерегулируемых расходах», — говорится в докладе Главного бюджетно-контрольного управления США (ГБКУ). Своевременные продажи контрактов также снижают финансовые риски правительства, избегая просроченные платежи подрядчикам.

Для сокращения своих долгов Агентство аудита военных контрактов в прошлом году подняло начальное значение, при котором проводится аудит, с 15 до 250 миллионов долларов. Агентство аудита военных контрактов говорит, что, фокусируя своих аудиторов на крупнейших контрактах, оно получит большие суммы денег и будет вести выборочную проверку недорогих контрактов для снижения риска. Тем не менее, сотни тысяч контрактов существовать не будут.

«Не закрывая контракты, не прошедшие аудиторскую проверку, агентство подвергает себя риску злоупотребления этими деньгами. Мы должны убедиться в том, что Министерство обороны оценивает данный риск». – говорит сенатор Томар Карпер.

Поверхностный мониторинг над контрактами является одной из причин того, что Пентагон и подрядчики способны воровать деньги налогоплательщиков путём мошенничества и краж в размере нескольких миллиардов долларов. Преступники были пойманы только после того, как правоохранительные органы нашли подтверждения воровства.

В мае этого года Ральф Мариано, работающий в качестве гражданского служащего в ВМФ в течение 38 лет, признал себя виновным по обвинению в заговоре и краже государственных средств в размере 18 миллионов долларов в федеральном суде Род-Айленда. Мариано был приговорён к 10 годам тюрьмы и штрафу в 18 миллионов долларов.

Мариано признался, что он добавлял деньги к контрактам, а грузинская компания платила взятки Мариано и другим мошенникам. В судебных документах указали, почему заговор оставался незамеченным так долго: ВМФ предоставил Мариано полномочия на выдачу денег подрядчикам; он также позволил ему следить, выполнили ли подрядчики работу. ВМФ никогда больше не проверял контракты после ареста Мариано, как сообщает пресс-секретарь ВМС.

Федеральные прокуроры в Сан-Диего, штате Калифорнии, в 2009 году обвинили Гарри Александера, гражданского сотрудника ВМФ в уговоре с субподрядчиками. Они должны были платить ему за услуги, которые никогда не выполнялись.

Александр в 2010 году признал себя виновным в краже денег у ВМС и подаче ложных налоговых деклараций. Он был приговорён к 75 месяцам тюремного заключения и был обязан заплатить сумму в 500000 долларов.

Роберт Киаффа, федеральный прокурор, заявил, что данные проекты легко было выполнить, так как служба финансов и учёта вооружённых сил не требует подробных счетов-фактур.

Пресс-секретарь военно-морского флота сказал, что секретарь ВМФ Рэй Мабус принял меры для предотвращения такого мошенничества, в том числе создав для этого комиссию по рассмотрению контрактов. Комиссия будет контролировать сотрудников, управляющих контрактами, и разоблачать мошенничество.

Киаффа заявил, что дело Александра побудило его создать бесплатную горячую линии для сообщения о мошенничестве. Таким образом, было выявлено 6 случаев мошенничества. Одно разоблачение привело к признанию вины в марте 2012 года четырёх гражданских служащих.

 

Продолжая скрывать данные.

В своём плане 2007 года Министерство обороны призвало службу финансов и учёта военных сил устранить к июню 2008 года вставки в отчётность, но этого не произошло.

В своём финансовом отчёте в 2012 году армия каждый месяц говорила «урегулировать баланс фонда со счетами Казначейств США». В годовом отчёте за 2012 год Логистическое агентство сделало то же самое.  «Логистическое агентство намерено согласиться со счетами Казначейства».

ВМФ в своём финансовом отчёте за 2012 год подтверждает, что «он не согласовывает счета» с данными Казначейства. Но ВМС вносил неточные цифры в свои ежемесячные отчёты так, что они были согласованы с Казначейством. Он объяснил, что пытается устранить эти проблемы вместе с Агентством аудита.

Казначейство утверждает, что это требует ежемесячных отчётов от Пентагона, «предоставления точной финансовой информации в Конгресс». Отчёты подтверждают, что военные тратят деньги на свои собственные цели, на что они не предназначены. Это является нарушением закона, который запрещает всем за исключением Конгресса присваивать себе деньги. Закон предусматривает штрафы для физических лиц, нарушающих его.

Из-за отсутствия правильной отчётности, Главное бюджетно-контрольное управление в 2012 сообщило, что «ВМФ находится в группе повышенного риска нарушения данного закона».

Без функционирующей единой системы бухгалтерского учёта бухгалтерам Пентагона ничего не остаётся, как рисковать.

Вудфорд говорит, что вина лежит на старых финансовых системах, используемых Пентагоном. А причиной для вставки цифр она называет отсутствие подтверждающих документов.

ВМФ создал разрозненные системы, в которых многие данные нужно вводить собственноручно, и тем самым добавил вероятность большего количества ошибок.

«У них столько ручной работы, это просто смешно», — говорит Тони Медли, ушедшая в отставку пять лет назад. «Это кропотливая работа, и люди постоянно делают много ошибок.»

Военно-морской флот отказался от комментариев.

Йокел, отставной чиновник Службы финансов и учёта вооружённых сил, работал консультантом по проекту ВМФ о создании новой системы отчётности. Он говорит, что за последние годы удалось сократить количество неточных чисел, хотя они всё ещё есть. Также практически половина бюджета ВМФ не охвачена этой системой.

Отвтавть комменатрий