Тысячу лет искусство было одной из движущих сил цивилизации. Сегодня маринованные овцы и солёная постель могут сделать всех нас варварами, — здесь  не хочется давать определения или теорию искусства, а только лишь ставлю под сомнение художественную ценность конкретной статьи. Статус артефакта как произведения искусства зависит скорее от взглядов общества на искусство, чем от его собственных физических или чувственных особенностей. Интерпретация в рамках данной культуры, следовательно, и определяет принадлежность объекта к искусству.

   Нередко искусство рассматривается как атрибут избранных социальных слоёв, чуждый другим слоям населения. В этом смысле занятие искусством обычно считают свойственным высшим классам, его ассоциируют с богатством, способностью покупать красивые, но бесполезные вещи и склонностью к роскоши. В качестве примера сторонники подобных взглядов могут привести Версальский дворец или Эрмитаж в Санкт-Петербурге с их обширными коллекциями, собранными богатейшими монархами Европы. Подобные коллекции могут позволить себе только очень богатые люди, правительства или организации.

   Изящные и дорогие вещи во многих культурах являются знаком социального статуса их владельца. В то же время, по меньшей мере, в 1793г. во время Великой французской революции имело место и движение в противоположном направлении, когда Лувр, до того собственность французских королей, был открыт для публики в качестве музея. Большинство современных музеев и детских образовательных программ по искусству в экономически развитых странах следуют этому примеру, открывая доступ к произведениям искусства для всех. В США музеи зачастую представляют собой частные коллекции, собранные состоятельными людьми и впоследствии переданные государству. Например, Музей Метрополитен (Нью-Йорк) был создан в 19 в. Джоном Тейлором Джонстоном, президентом региональной сети железных дорог, чья персональная коллекция произведений искусства составила основу коллекции музея. В России аналогичную роль сыграл купец Павел Третьяков, основатель музея, в наши дни известного как государственная Третьяковская галерея. Тем не менее, по сей день обладание существенной коллекцией произведений искусства может рассматриваться богатства и социального статуса.

    Иногда художники пытаются создать нечто такое, что не может быть приобретено в качестве материальной ценности. Необходимо представить нечто большее, чем просто объект. Художники представляли и получались такие направления искусства, как перформанс, видеоарт и концептуальное искусство. Идея состояла в том, что если произведение искусства – всего лишь представление, после которого ничего не остаётся кроме идеи, то его нельзя купить или продать.

    В наши дни особую роль в изучении искусства играет семиотика. Эта наука, появившаяся в конце 19 века, рассматривает широкий спектр проблем с точки зрения коммуникации и знаковых систем. Юрий Лотман (1922-1993), выдающийся советский культуролог и семиотик, в своих работах предложил семиотический подход к культуре и описал коммуникационную модель для изучения художественного текста. При таком  подходе искусство рассматривается как язык, то есть коммуникационная система, пользующаяся знаками, упорядоченными особым образом. Существует гипотеза, что искусство возникло раньше науки, и долгое время вбирало её в себя. И искусство и наука являются знаковыми системами познания человеком природы и самого себя и для этого используют эксперименты, анализ и синтез.

    Я глубоко убеждён, что искусство в принципе одноразово и в нём ничего нельзя повторить. Удачная находка всегда связана с определённым моментом времени и определённым пространством, где всё произошло. Единственный способ с этим справиться – это всё время работать и быть готовым, что тебе что-то покажется.

А.Егоров

Автор

BlogPi Пища для ума

Отвтавть комменатрий