Федеральная служба государственной статистики (и управление Пензастат, в частности) периодически подкидывает интересную инфу.

Обратимся к некоторым интересным цифрам, камрады. А конкретно — к тем, которые касаются миграции.

Вообще, что бы там ни говорили о повышении рождаемости, картинка демографическая, мягко говоря, не айс. Кто в этом виноват? Все в равной степени и виноваты. Нет условий, нет работы; кто-то считает, что и экология дрянная. Однако это все разговор особый, особенно про экологию.

К тому же это всё голословно, пока нет конкретных цифр. А они у меня таки есть. Поэтому поговорим о том, какую долю в чудовищную убыль населения (каждый год — не менее 7000 человек уже на протяжении нескольких лет) вносит миграция.

Сравнивая данные за 2011 и 2012 год видим, что миграционная убыль из 366 человек стала 2227. Рост — в разы. При этом в Пензу и в Пензенскую область-то приезжают (даже больше именно в Пензенский район, за счет застройки новой набережной), а районы мигрируют довольно стремительно, неутешительно и необратимо. Кто почитывал статью «Кому на Руси жить?», может себе представить общую картинку и ответить (хотя бы в общих чертах) на вопрос «Почему же люди уезжают ?!»

Помимо всех прочих причин, которые надо обсуждать на другом уровне, поговорим о таком явлении, как трудовая миграция.

Уважаемые и признанные в узких кругах специалисты оценивают число пензенцев, которые работают в других регионах, в пределах 50-70 тысяч. В эти цифры охотно веришь, когда часто ездишь по районам и спрашиваешь местных жителей. В процессе таких разговоров выясняется, что этот в Москве работает, тот — вообще в Ханты-Мансийске. В самом районе работы нет (то есть абсолютно). Кто остался — спивается, домики разваливаются без мужской руки. Кто-то, понятное дело, таки зарабатывает на жилище в другом городе, и тянет с собой всю семью.

Иначе семья просто разрушается. Когда человек уезжает на заработки из Костромы в Москву, к примеру, на семье это особо не сказывается — хоть каждую неделю на выходные домой приезжай. Рядом же с нашей областью нет крупных промышленных центров, и мужик, сваливший на полгода-год из семьи с изначально благородно-зарабатывательской целью в ту же Московию, может в эту семью и не вернуться.

Каким образом власть пытается решить эту проблемку?

Ну, например, вот так. «Сегодня регулярное привлечение мигрантов является непременным условием нормального функционирования экономики региона. И квотирование является одним из эффективных механизмов, влияющих на процедуру легального использования иностранной рабочей силы», — комментируют в пресс-службе правительства. «При этом большинство (мигрантов) заняты в строительстве (59,2%), а также в обрабатывающем производстве (15,9%), сельском хозяйстве (13,4%), торговли (7,2%)». То есть как пилили бабло на строительстве промышленных и жилых объектов — так и будут пилить (ибо мигрантам можно задерживать зарплату, а то и не выплачивать вовсе и заменять бригаду одних мигрантов другими хоть каждый месяц), как клали плитку абы как — так и будут класть абы как, как клали на качественную кладку асфальта — так и будут класть. В Пензе, между тем, строится внушительное количество жилых площадей; так что можете себе представить, что будут покупать люди через несколько лет.

И, черт возьми, ведь покупают! По фигу, что полиэтилен торчит из швов и свисает с потолка, входные двери надо менять, балкон с могильными оградками (как это любит делать «Пензгорстройзаказчик») — и вовсе перестеклять, ибо конструкция не внушает доверия (рамы огромные и держатся на честном слове).

Жилье и сомнительной ценности объекты типа Филармонии строятся бешеными темпами (а объемы распилов на таких штуках растут из года в год), при этом общие темпы развития инфраструктуры в районах и реализация программ типа «Увеличение зарплат бюджетникам» остаются в заднице. Не повод ли это власть имущим, наконец, задуматься над тем, ну чтобы там типа не знаю… воровать и пилить меньше, не?

Нет, нельзя сказать, что вот вообще все властные решения так уж плохи. Инфраструктура-то какая-то создается, условия для учебы тех же токарей, слесарей и прочих механиков появляются. Например, колледж Мокшанский. Блоггеры и те журналисты, которые побывали там, знают, что уровень образования, которые получают школьники в 10-11 классах параллельно с учебой, весьма хорош. Но работы в области для них нет адекватной и не предвидится, и они, скорее, окажутся востребованы в других регионах на гораздо более высокие зарплаты. Ибо инфраструктура-то у нас в области слабенькая, что печально, регион остается дотационным, а бюджет области из года в год выглядит все хреновее и хреновее, ибо… хотя это совсем другая история.

Кстати, мигранты приезжают и в районы (цифра 13,4% как бы говорит об этом) заниматься сельским хозяйством, но это тема отдельная. Для местных жителей работы, повторяюсь, почему-то нет, и они сваливают в другие города в поисках лучшей доли.

Однако сложности при поиске этой самой «лучшей доли» не заканчиваются и у тех, кто уезжает в другой город. В первую очередь, это проблемы с жильем. В самой Москве однокомнатное жилье стоит в пределах ОТ 25 тысяч рублей в месяц. «Креативный класс» (да и то не весь) или высококвалифицированные кадры типа ведущих инженеров могут претендовать и на более высокую зарплату, а собрат-редактор/дизайнер и вовсе может быть занят в нескольких сторонних проектах.

Но несмотря на общий уровень дохода, 30 тысяч в месяц получаешь или 130, отдавать 25 тысяч рублей ежемесячно на жилье объективно жалко. Ипотека — это нечто нереальное при современной ставке в пределах ОТ 10% (при этом на загнивающем Западе она выше 5% не поднимается, и, кстати, банкиры, ау!!! У кого из вас честная ставка 10% за ипотеку?). В принципе, это не удивительно, если речь идет о стране, из которой члены кооператива «Озеро» выкачивают космические бабки.

Несколько моих знакомых возвращались на свою малую Родину. Я провел небольшой опрос:
— возраст, сфера деятельности;
— почему уехали из Пензы и вернулись обратно;
— перспективы на несколько ближайших лет.
И вот что получилось.

Ольга, 30 лет, веб-дизайнер, журналист
Когда жили в Москве, родился ребенок, мы с мужем стали зарабатывать в интернете — стало неважно, в каком городе жить. А так как Москва мне разонравилась еще на первом курсе университета, то смысла оставаться в ней не было: вечная суета, грязь, гастарбайтеры, необходимостью терять кучу времени на передвижения. Из-за отвратительной экологии начались проблемы со здоровьем. Москва — это не то место, где можно нормально вырастить ребенка. В дополнение скажу, что постоянно ощущать себя каким-то «нелегалом» для меня очень некомфортно.
Через несколько лет — генеральный директор собственного ООО. Собственно, уже. Сфера деятельности — интернет-проекты.

Людмила, 34 года, реклама и пиар, организация мероприятий. Сценарист, режиссер.
Уехала из Пензы, потому что не видела для себя возможность развиваться в профессиональном плане и не устраивал уровень дохода. А вернулась по причине того, что надоело снимать чужие углы. Хотела продать здесь квартиру и решать квартирный вопрос в Питере. Но судьба распорядилась иначе, и я осталась здесь еще на 4 года. Порой подумываю снова уехать, поскольку меня удручает плохой вкус пензенцев. Наличие вкуса очень важно в сфере, в которой я работаю. в Пензе процветает тамадовщина, и вся эта самодеятельность лезет из всех щелей: юбилеи с «Рюмкой водки на столе» и под Стаса Михайлова, свадьбы с Сердючкой, и тому подобное. В больших городах люди уже давно понимают, как надо и как не надо проводить мероприятия.

Через несколько лет — директор агентства по рекламе и праздникам, коим и сейчас являюсь.

Марина, 32, IT-специалист.
В определенный момент в Пензе просто стало скучно для меня, и где-то спустя год после окончания университета уехала в Москву, воспользоваться её, как на тот момент казалось, безграничными возможностями в плане карьеры и образования, ну, и конечно, культурно или не очень насытиться. Вернуться хочется по той же причине — надоела обстановка, да и тянет меня на протяжении всех 9 лет, что живу в Москве, обратно, к корням… Москва — слишком агрессивный город для проживания в нём, рождения и воспитания детей. Здесь можно жить только, имхо, если нужно заработать побольше денег или тупо чтобы прожигать жизнь. Ни то, ни другое мне, видимо, не подходит, и не потому что я там какая-то неудачница (здесь я получила второе высшее образование, а также неплохой опыт в плане карьеры и выживания), а просто потому, что я всерьез задумалась о семье.

Кем вижу себя через несколько лет — сложно сказать. Для этого надо сначала вернуться, подышать родным воздухом, повариться во всей этой кухне, чтобы реально оценить свои шансы и возможности. В принципе, у меня есть кое-какие мысли — или продолжать заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь (сфера IT), или всё же направить усилия опять во что-то более творческое, находящееся при этом на стыке двух моих профессий — журналиста и технаря.

Вероника, 30 лет, юрист.
Уехала в Москву потому, что люблю этот город, и потому что в моей профессии там больше перспектив. Ритм города мой. А вернулась, потому что встала перед выбором: либо семья, либо Москва.
Через несколько лет я, как минимум, успешная мама и хорошая жена.

Роман, 26 лет, системный аналитик
Уехал в столицу по приглашению коллеги с целью закрепиться в городе. Используя имеющиеся профессиональные навыки, приобрести в дальнейшем более высокооплачиваемую смежную профессию. Вернулся из-за проблемы с жильем. Брали постановщиком к покойному Балабанову на двухсерийный телефильм, но не мог рисковать — денег оставалось только на билет.
Кто я через пару-тройку лет? Бабник, наркоман, гений и филантроп.

Евгения, 35, журналистика, pr
Вернулись, потому что запланировали ребенка. Даже не просто запланировали, а уже зачали в Москве. Стало ясно, что там просто не потянем, нет поддержки и нет средств на поддержку, нет жилья и регистрации. И ждать больших перемен, рывков в карьере не стали, потому что понимали, что можно не дождаться.

Через несколько лет я — мать к тому времени двух уже школьников, возможно получится найти работу на полный день, пока же получается только подрабатывать.

У меня знакомые москвичи есть, которые с двумя детьми живут в однокомнатной квартире без перспектив. Лично для меня это невозможно ни в каком городе.

Смысл Москвы ведь не только в зарабатывании денег, ну, лично для меня. Москва — город больших возможностей для досуга, отдыха, встреч с людьми. Если только работать или только заниматься детьми, этой самой Москвы и не увидишь. Там гораздо сложнее полноценно заниматься детьми, а уж оставить их совсем не на кого. Даже на вечер. Хорошая няня в Москве — это большие деньги, няня так себе — лучше вообще без неё.

Анатолий, 60 лет, руководитель
Уехал в Москву, так как была возможность работать в очень серьезной организации всероссийского уровня, общаться со статусными людьми, с творческими людьми, влиятельными, да и просто интересными. Случается период в жизни, когда это важно.

Но в Пензе у меня оставалась жена. Каждый раз, возвращаясь в московскую гостиницу, я задавался вопросом «И что дальше?» Москва просто душевно не тянула к себе. Тянула, как это наивно бы ни звучало, малая родина. Сам я из Каменки, и, хотя там уже очень долго не живу, периодически сажусь на машину, еду туда и брожу по улочкам. В Каменку приезжают новые люди, я там уже почти никого не знаю, но с ней у меня связано очень много воспоминаний и фактов жизни, какие-то памятные места и тому подобное.

Если говорить о людях и пресловутой «разнице в менталитете», то в Москве люди внутренне бесхитростны, внутренне открыты и свободны. Да, они знают, чего хотят от жизни и как этого добиться. Типичная успешная москвичка — это холодная, уверенная в себе леди с металлическими нотками в голосе. Не будет великим открытием, если я скажу, что пензенская бесхитростность — внешняя, и у людей «попроще» она успешно уживается с какой-то провинциальной хитрожопостью. Проявляется она в простой фразе «Моя хата с краю» тогда, когда это необходимо. Поэтому-то внутренняя свобода коренных (а так же так называемых «убежденных») москвичей или жителей Питера заставляет их отстаивать свои права, выходить на митинги и строить баррикады, если придется.

Но даже несмотря на все это, в свое время я принял решение вернуться. Наш темп жизни придает уверенность в том, что всегда есть время подумать и принять верное решение в комфортных, неэкстремальных, условиях.

Какие выводы можно сделать из всего этого? К сожалению, я опрашивал только представителей так называемого «креативного класса». Да и вообще с поисками тех, кто вернулся, возникли проблемы. Поэтому первый вывод, который напрашивается: у человека должен быть особый уровень самосознания для того, чтобы вернуться. Большинство же моих знакомых, кто уехал, иногда, конечно, дают слабину в плане экзистенциальной ностальгичности, но возвращаться не спешат. Те, кто вернулся и считает, что им «в этот раз просто не повезло», или они дали слабинку, например, в самоорганизации какой-то, а не только в ностальгичности, не хотят вспоминать о своем негативном опыте. Однако со второй-третьей попытки заводят трактор и валят из Пензы. А то и из страны.

Сейчас у меня катастрофически не хватает времени, чтобы говорить со всеми своими знакомыми за жизнь. Но когда это удается, выясняется, что в людях мало что меняется. Молодости кажется и будет казаться, что где-то мы нужнее, что где-то получится лучше, чем здесь. И чем воззрения на возможность уехать метафоричнее и наивнее, тем больше вероятность, что они разобьются о холодный быт на чужбине. Нигде нас не ждут, камрады. И пока не научишься брать себя за уши и вытаскивать из внутреннего мировоззренческого болота, пока тебя, читатель, будет давить какая-то внутренняя несвобода и провинциальное ханжество, ты нафиг никому и нигде не будешь нужен вообще. То есть совершенно. Особенно когда ты молод и ничего не добился в принципе, и всё, чем ты можешь похвастаться — это только аццки крутой (ну как тебе самому кажется) «столичный» снобизм и непомерное чувство собственного величия.

Нужно учиться работать. А учиться работать, брать себя за уши и самому себя тянуть из своего болота лучше там, где условия тупо комфортнее. Экстремальности не всегда помогают жить и творить. Хотя и закаляют, разумеется.

ПС. На главной — супергерой книги Людмилы Петрушевской поросенок Пётр. Для тех, кто о нем не знает, я надеюсь, погуглить не составит труда.

Отвтавть комменатрий