Погожим деньком, напарившись в адском пекле 66–го автобуса (их, без намека на вентиляцию, немцы нам спихнули в качестве мести и реванша за вторую мировую что ли?), я решил плюнуть на всё и пройтись пешочком пару–тройку остановок.

Пробка растянулась от остановки ДК «Южный» до «Дома Быта». Снова доделывали мост. Ага, а вот и причина затора и многочисленных истерических «би–бип»: в узком въезде на железнодорожный мост столкнулись сразу трое. Стоят обескураженные хозяева около своих экипажей, в затылках чешут, по мобильникам звонят.

Но речь не об этом. Интересное наблюдение сделал я, дорогие друзья.
1
Да, мы действительно стали жить лучше. И в чем–то даже веселее: театры, библиотеки, ФОКи. Иду, значит, по тротуару вдоль тесной дороги, на которой понапиханы экипажи. Смотрю немного надменно на эту автобратию и автократию. В ушах, кроме музыки, ничего нет, наблюдаю, соответственно, немое кино индустриального беспредела под Вивальди и «Наутилуса». Скучные серые коробки домов и заводов, заброшенный склад с выбитыми стеклами, частный сектор, в котором домики ютятся друг на друге, замусоренные кусты. Более–менее интересно наблюдать за медленно–медленно продвигающимся вперед (медленнее, чем я шел) разнообразием машин: «фокусы», «шевроле», «лендкрузеры», «десятки». Да, хорошо живем — личное авто у каждого.
Всматриваюсь  в лица тех, кто, вроде бы, должен быть «счастливым обладателем», а вижу одни только кислые мины. Сидят в одиночестве в тесных кабинах тысячи унылых физиономий, вцепились в руль и думают только о том, как бы свою очередь не пропустить в узком перешейке одностороннего проезда. Купили себе новый автомобиль, чтобы 90% времени кататься на нем одному и порой возить барахло на дачу с родственничками. Только в одном авто из пяти, а то и из семи, с водителем ехал кто–то ещё.

Человек сознательно переплачивает за бензин, который нужен, чтобы тащить полуторатоннные тарантасы. Бензин успешно дорожает вопреки законам экономики и за пределами любых здравых соображений. Автовладельцы испытывают настоящий геморрой с ремонтами, регистрациями, продлениями страховок и сотнями других малоприятных вещей. «Семен Семёныч, я заболел, сегодня не смогу прийти», – говорит работник Ваня своему шефу. «Ах ты бездельник, задолбал болеть, увольняйся к чертовой матери!» – отвечает Семеныч. «Семён Семеныч, мне надо страховку продлить/помыть машину/опоздал–из–за–пробок/сгонять–за–иконкой–на–лобовое–стекло», – почти каждый день канючит менеджер Василий, тот самый, который «счастливый обладатель» кредитной ладыкалины. «Ступай, конечно,  можешь не возвращаться, всё равно улица Володарского забита», – отвечает ему мудрый начальник. «Ну спасибо, мне ещё на следующей неделе ехать «каску» делать, а то я вчера с утра до вечера в очереди проторчал, и всё без толку», – продолжает он, даже не радуясь выдавшемуся «выходному». А какая тут радость, если проведет он его всё в той же очереди, состоящей из таких же задолбанных жизнью и авточиновниками бухтящих мужиков, которые из–за бухтения своего являют собой, в целом, жалкое зрелище?

Человек сознательно соглашается простоять чертову уйму времени в пробках и очередях, изматывает себя, нервирует. Зачем? «Комфорт», говорите? Желание впасть в истерику от вечных «газ–тормоз–газ–сцепление–газ–газ–тормоз», из–за нахала, который лезет из соседнего ряда, никакущего климат–контроля в легковушке, вони от огромного грузовика, газующего прямо в окошко вашего низенького «фокуса», – это комфорт?

Мы привыкли «жить красиво» – ну, как нам самим кажется после лихих и не особо сытых 90–х. «Экономия бензина? – Фыр!» – ответит на это заядлый автолюбитель, накатавший третий подбородок и пару–тройку пудов «авторитета». Сядет в свой «ровер» и застрянет где–нибудь возле Токарной или Измайлова, матеря всех подряд, только не себя самого. Своих соседей по несчастью, получивших «доступный» автокредит, пешеходов, пренебрегающих «зёбрами», парня на скутере. Потом придет домой, плюхнется на диван: «Фу, как я устал, четыре часа сегодня в пробках потерял!» Отвесит оплеуху  сыну–оболтусу, пнёт кота,  жену за остывший борщ обругает.

Стадный инстинкт мешает перестать ныть из–за того, что «властями ничего не делается». Всегда во всем виноват кто–то другой. Это нытье снова и снова сопровождает любую пробку, в которой очередной автобус пытается протиснуться в правый ряд и скинуть измученных пассажиров, спешащих на работу и с работы.

Зато стоит утром выйти во двор, поздороваться с соседом, хлопочущим у древнего жигуленка (опять у него не заводится, и он, скорее всего, на это плюнет и поедет на адском 66–м автобусе), а потом небрежным поворотом ключа запустить свою «короллу», как сразу же забываются вчерашние заморочки, и жизнь снова кажется легкой и веселой. «Я лучше других». До чего же приятно жить с этой мыслью!

Хотя кроме 66-го автобуса появилось новое наказание — маршрутки-аквариумы (кем-то они были названы «автобусы малой вместимости», что дало водилам формально право набивать их под завязку).
2
Они  ездят вообще без намека на вентиляцию. Люди толпами валятся в обморок на Сурском мосту да и вообще по городу, но это уже совсем другая история.

Как гласит цитата одного блоггера, «Велосипедист — бедствие для экономики. Он не покупает автомобиля и не берет под него кредит. Не покупает бензин. Не пользуется услугами ремонтных мастерских. Не страхует «гражданскую ответственность». Не пользуется платными стоянками. Не страдает от ожирения. Да он еще и здоров, черт возьми! Здоровые люди не нужны для экономики. Они не покупают лекарства. Они не ходят к частным врачам. Они не увеличивают ВВП».

А это мэр Лондона на велосипеде.
3
Нищеброд, что с него взять.

Отвтавть комменатрий