Небольшой курс российской истории, плюс экскурсия куда-нибудь под Сталинград, созерцание бескрайнего моря крестов на немецких могилах, отрезвили бы американцев и сделали бы их гораздо более умеренными и миролюбивыми.

Конечно, американский империализм — это политика не только трансатлантической элиты и сторонников мирового правительства, в нем участвует и прагматичный расчет собственно американских элит, американских правых и националистов, которые хотят воспользоваться удобным моментом, чтобы укрепить позиции США, пока это дается даром и не требует особых жертв. Им кажется, что это они используют транснациональную элиту, а не наоборот. Для настоящих американских «ястребов» прекраснодушные рассуждения мондиалистов о грядущем справедливом и равноправном мире — это просто удобная ширма, агитпроп для зарубежных идиотов. Они не верят в «конец истории», они отдают себе отчет, что мир следующего столетия будет еще более жесток и прагматичен, чем нынешний, и сегодня просто пытаются отодвинуть конфликтные зоны как можно дальше от своих границ. Европа для них — просто добыча, полумертвая туша, на определенные части которой, кроме них, претендуют еще и другие стервятники, и вот, чтобы закрепить свой контроль за этой падалью, они те хотят ее немножко растормошить и заставить отползти чуть поближе к Америке и подальше от России. Опасность в том, что головокружение от даром доставшейся «победы» может приглушить у них чувство меры, что они заиграются, что транснациональная элита втянет их в настоящее противоборство с Россией.

Главная проблема Америки — ее младенческий возраст. Есть разница, когда мы говорим о «молодой Америке» и о «молодой России». Россия несколько десятилетий назад миновала фазу подростковой агрессивности, и теперь, после недолгого периода юношеской закомплексованности, с ее вечными сомнениями в смысле жизни и собственном предназначении, вступает в фазу полноценной половозрелой молодости. А Америка — это просто бойкий карапуз, который еще как следует не научился ходить и то и дело плюхается попкой в лужу, а потом бежит на четвереньках, весь перемазанный в грязи. Всю внешнюю политику США, начиная с корейской войны, так и нужно понимать: ребенку показали красивую погремушку «мировое господство», и тот побежал за ней на четвереньках, виляя попкой и еще не зная, чем кончаются такие игры.

Хотя американская цивилизация по сути своей — неевропейская и южная (в отличие от российской, европейской и северной), нам, русским, она все равно ближе и понятнее, чем современная мертвая «Европа». Нам понятен и детский задор американских политиков, и их подростковая одержимость мировым господством, и их детская болезнь мессианства, — нам, русским, все это близко и понятно, мы сами не так давно всем этим переболели. Неудивительно, что шапка Мономаха кажется им пока легкой и забавной игрушкой, — Америка пришла в клуб мировых держав только в начале XX века, на 200 лет позже, чем Россия, она еще не успела столкнуться с предательством союзников, с неблагодарностью сателлитов, которые за благодеяния платят ненавистью, а за спасение — кинжалом в спину. Россия в сравнении с младенческой Америкой — что-то вроде старшего брата. У нас есть долг в отношении братьев наших меньших: нужно американцев слегка поучить, пообломать, избавить от дурных детских наклонностей, — для их же пользы. Американцев, как невоспитанных котят, нужно потыкать носом в собственные какашки, объяснить им, что их настоящие проблемы находятся дома, в Америке, а не на другом конце земного шара. Но при этом нужно понимать: Америка — это всерьез и надолго, она никуда не денется и через сто, и через двести лет (хотя и может расколоться на множество отдельных государств). Американцев нужно уважать, это самостоятельная жизнеспособная цивилизация — но современную «Европу», страну рабов, уважать нельзя. Можно уважать хищника, но нельзя уважать падаль, которую пожирает этот хищник. Когда от «Европы» уже ничего не останется, Россия и Америка по-прежнему будут партнерами. Еще не раз мы будем встречаться с американцами на Эльбе, на Рейне, на Сене, на Темзе.

В нашей стране многие смотрят на Америку, руководствуясь логикой тотальной войны: если уж не получилась дружба до гроба, то тогда — война не на жизнь, а на смерть, до полного уничтожения. Нужно понять, что в современном мире такая тотальная вражда отошла в прошлое, рвать отношения целиком не выгодно, а часто и технически невозможно, — на смену тотальному противостоянию приходят сложные отношения «партнерства/борьбы»: когда страны активно сотрудничают в одних аспектах, но ведут борьбу в других, когда геополитическая борьба за сферы влияния сочетается с самыми тесными экономическими и культурными связями. Типичный пример здесь — отношения Америки и Китая, когда Америка, из-за экономических и геостратегических выгод партнерства с Китаем, прощает ему самостоятельную политику, идеологическую оппозицию, вторжение на американский рынок, производство пиратской продукции и даже активный промышленный шпионаж. В нынешнем мире такая картина — правило в отношениях между сильными партнерами. Даже в случае большего, чем сегодня, охлаждения, отношения России и Запада должны строиться на тех же принципах «партнерства/борьбы». Россия может плевать на Европу и США, вести сколь угодно независимую политику, но если при этом она будет соблюдать определенные правила игры, никакой холодной войны и железного занавеса можно не опасаться, она будет по-прежнему тесно интегрирована в мировое сообщество. Нужно учиться видеть партнера даже в противнике.

Сегодня есть много охотников строить из Америки образ врага, — таким образом они демонстрируют свой «патриотизм». Конечно, в эпоху всеобщей апатии даже такое негативное стимулирование патриотизма может оказаться полезным, чтобы разбудить уснувшую страну, — но вряд ли нужно видеть единственный смысл существования России в том, чтобы испортить настроение американцам. Хуже всего, что этот образ врага вытесняет из сознания главное: настоящие враги России сегодня находятся не в Брюсселе и Вашингтоне, а в Кремле, как во времена Минина и Пожарского. Сербия, даже после многомесячных натовских бомбардировок, осталась гораздо более благоустроенной и процветающей страной, чем Россия, которую никто не бомбил, но которую ее собственный народ предал на разграбление и поругание. Люди, которые сидят в Брюсселе и Вашингтоне, в конце концов лишь исполняют свой долг перед своими странами, как они его понимают, и трудно ждать от них чего-то другого. Спрашивать по счетам нужно с наших собственных трансатлантистов, с тех, кто уничтожает страну изнутри. Сегодня главный враг российского народа — не Америка и не НАТО, а его собственное холопство и самоуничижение, заставляющее его по доброй воле отдавать власть негодяям, которые ненавидят Россию. Победить это равнодушие может только позитивный, конструктивный патриотизм: нужно объяснить людям, что такое Россия, в чем ее смысл и назначение, зачем она нужна на этой планете, чем она отличается от других стран, почему мы должны ею гордиться, почему нужно ее защищать.

Нынешнюю угрозу с Запада не стоит преувеличивать, не стоит сводить все содержание нашей жизни к противостоянию НАТО и США. НАТО расширяется на восток только по той причине, что природа не терпит пустоты. Проблемы России не снаружи, а внутри нее, в ее аморфности и несамостоятельности, в детском желании на кого-то «равняться», кого-то брать себе в пример, в инфантильном ожидании, что кто-то придет и решит за нас все наши проблемы, что кто-то, кроме нас самих, желает нам добра. И слава Богу, что американцы оказались так нетерпеливы, что они не подождали еще лет 10, пока Россия окончательно не закисла и не деградировала. Мы должны благодарить западных стратегов за то, что они своей нетерпеливостью открыли нам истинное лицо Европы. Они окончательно развеяли наши иллюзии. Клинтону и Олбрайт нужно поставить памятник в Москве рядом с Иваном Сусаниным, — они сыграли в истории Запада точно такую же роль. В этом смысле всю внешнюю политику Клинтона нужно рассматривать как великий подарок великого американского народа великому русскому народу. Клинтон помог России вспомнить, что она такое, он поставил нас перед лицом великого вызова, он открыл нам истину, что никто не будет терпеть слабую и аморфную Россию, что если Россия не будет Россией, ее заставят умереть.

Напав на Югославию в 1999, Америка сделала для нас больше, чем помогая по ленд-лизу в 41-45 году: она снова заставила нас поверить в себя, поверить, что Россия нужна человечеству, что у нее есть своя миссия, что мир без России будет неполным и ущербным. Америка задним числом оправдала всю политику России во времена холодной войны. Теперь мы можем спокойно смотреть в глаза нашим детям и говорить, что Россия — это не бессмысленная «черная дыра» или «империя зла», а оплот мира и справедливости на планете, что Россия всегда была права, всегда вела правильную политику, и упрекать ее можно разве что за чрезмерный альтруизм и идеализм (которые и стали причиной ряда ошибок). Америка — это действительно великая страна свободы: она несет свободу тем, кто этой свободы достоин, и рабство тем, кто сам хочет стать ее рабом. Клинтону, кроме памятника рядом с Сусаниным, нужно поставить еще один памятник — рядом с Мининым и Пожарским, потому что он вернул нам, русским, ощущение национальной идентичности. Теперь это ощущение нужно перелить в новые дела, в новый путь для новой России.

Отвтавть комменатрий