Сегодня мы познакомимся с первыми экспонатами нашего призрачного философского музея — с бочками Диогена. В Греции было много Диогенов, но самым известным из них считался, конечно же, философ Диоген, который жил в городе Синопе как раз в одной из своих знаменитых бочек. Он не сразу дошёл до такой философской жизни. Вначале Диоген встретился с оракулом и предсказатель ему посоветовал: »Сделай переоценку ценностей!» Диоген понял это в прямом смысле и стал перечеканивать монеты. Занятый этим неблаговидным делом он увидел пробегающую по полу мышь. И подумал Диоген — вот мышка, она не заботится о том, что пить, что есть, во что одеться, где прилечь. Глядя на мышку Диоген понял смысл бытия, завёл себе посох и суму и стал ходить по городам и весям Греции, часто бывал в Коринфе и именно там поселился в большой круглой глиняной бочке. Скарб у него был невелик — в суме лежали миска, кружка, ложка. А увидев как мальчик-пастушок наклонился к ручейку и пьёт из ладошки, Диоген выбросил кружку. Его сумка стала легче и вскоре, заметив изобретение другого мальчика — тот наливал чечевичную похлёбку прямо в ладошку — Диоген выбросил и миску.

‘Разбогатеть философу легко, но неинтересно», — говорили греческие мудрецы и очень часто с нескрываемым презрением относились к житейскому благополучию.  Один из семи мудрецов — Биант из Приены вместе с другими земляками уходил из взятого неприятелем родного города. Каждый вёз и тащил с собою всё, что только мог и лишь один Биант шёл налегке, без всяких пожитков. »Эй, философ! Где же твоё добро?! — смеясь, кричали ему вслед: »Неужели ты за всё жизнь так ничего и не нажил?’   »Всё моё несу с собой! »- гордо отвечал Биант и насмешники затихали.

 Живя в бочке, Диоген закалился. Он закалялся также специально — летом катался по раскалённому солнцем песку, а зимой обнимал статуи, запорошённые снегом. Философ вообще любил шокировать своих земляков и, может быть, поэтому о его выходках сохранилось так много рассказов. Один из них знал даже гоголевский Павел Иванович Чичиков. Как-то в праздничный день, на базарной площади вдруг появляется босой человек в грубом плаще на голое тело, с нищенской сумой, толстой палкой и фонарём — ходит и кричит: »Ищу человека, ищу человека!!»Сбегается народ, а Диоген замахивается на них палкой: »Я звал людей, а не рабов!» После этого случая недоброжелатели спрашивали у Диогена: »Ну как, ты нашёл человека?» на что Диоген с грустной улыбкой отвечал: »Хороших детей нашёл в Спарте, а хороших мужей — нигде и ни одного.» Диоген приводил в замешательство не только простой синопский и коринфский народ, но и своих братьев философов. Говорят, что однажды божественный Платон читал лекцию у себя в Академии и дал такое определение человека: »Человек есть животное о двух ногах, без пуха и перьев», — и заслужил всеобщее одобрение. Находчивый Диоген, который не любил Платона и его философию ощипал петуха и подбросил в аудиторию с криком: »Вот вам платоновский человек!» Скорее всего эта история — анекдот. Но придуман он очевидно, ориентируясь на удивительную способность Диогена философствовать самим действием, самим образом жизни. Диоген дожил до времён Александра Македонского и часто с ним встречался. Рассказы об этих встречах обычно начинаются словами: »Однажды Александр подъехал к Диогену.» Спрашивается, с чего бы это великий Александр, у ног которого лежало несколько завоёванных царств, стал подъезжать к нищему философу Диогену?! Может быть рассказывать о таких встречах всегда любили потому, что нищий философ, пророк или юродивый могли сказать и говорили царям правду прямо в глаза.

     Итак, однажды Александр подъехал к Диогену и сказал:

Я Александр — великий царь!

— А я — Диоген-собака. Тем, кто мне подаёт, я виляю хвостом, тех, кто отказывает, облаиваю, а прочих — кусаю.

— Не хочешь ли ты отобедать со мной?

— Несчастлив тот, кто завтракает, обедает и ужинает, когда захочется Александру.

— А ты меня не боишься?

— А ты — добро или зло?

— Разумеется — добро.

— Кто же боится добра?

— Я правитель Македонии, а скоро и всего мира. Что мне сделать для тебя?

— Отойди чуть в сторону, ты застишь мне солнце!

Тут Александр отъехал к своим друзьям и подданным и сказал: »Если бы я не был Александром, я стал бы Диогеном». Над Диогеном часто потешались, его даже били, но его любили. »’Это твои сограждане осудили тебя скитаться?» — спрашивали его чужестранцы. »Нет, это я осудил их оставаться дома» — отвечал Диоген.  Откуда ты такой взялся? — смеялись земляки. »Я — гражданин мира!» — гордо отвечал Диоген и, как действительно выяснили историки, был одним из первых космополитов. Помните, сколько раз в истории человечества, философов обвиняли в космополитизме и в отсутствии патриотизма?! А Диогена осудить и в том и в другом трудно. Когда на его родной город напали враги, то философ не растерялся, выкатил свою бочку и давай по ней барабанить. Народ сбежался на городские стены и город был спасён. И вот однажды, когда мальчишки-озорники взяли да и сломали его бочку, она ведь была из обожжённой глины, то мудрое городское начальство постановило — детей высечь, чтоб неповадно было, а Диогену выдать новую бочку. Поэтому в философском музее должны стоять две бочки — одна старая и сломанная, а другая — новая. Легенда говорит о том, что Диоген умер в один день с Александром Македонским. Александр — в тридцати трехлетнем возрасте в далёком и чужом Вавилоне, Диоген — на восемьдесят девятом году жизни в родном Коринфе на городском пустыре. А между немногочисленными учениками возник спор — кому хоронить философа. Дело, как водится, не обошлось без драки. Но пришли их отцы и представители власти и похоронили Диогена близ городских ворот. Над могилой была воздвигнута колонна, а на ней — собака, высеченная из мрамора. Позднее и другие соотечественники оказали Диогену почёт, соорудив ему бронзовые памятники, на одном из которых было написано:

     »Время состарит и бронзу, лишь Диогенова слава

     Вечность саму превзойдёт и никогда не умрёт!»

ДАВАЙТЕ БУДЕМ ЗАДУМЫВАТЬСЯ ХОТЬ ИНОГДА КАК МЫ С ВАМИ ЖИВЁМ.

Отвтавть комменатрий