Мы живем в большой стране («и все остальные страны нам завидуют») и лишены проблем тех стран, в которых гораздо «теснее». В Европах же ухищряются по–всячески. Потому что всё–таки не хочет сам человек (а особенно Человек) в грязи жить. Сотни и даже тысячи евро штрафа надо заплатить за «бычок», выкинутый мимо урны, за пачку сигарет, выброшенную из окна машины.

У нас же гадь – не хочу. Сотни, тысячи гектаров русских просторов – взгляда не хватает. То тут, то там на нераспаханных полях возникают «кучки» стихийных свалок.

Сам живу недалеко за городом. Земля вдоль главной дороги (по одной стороне дороги – поле, по другой – огороды местных жителей) распахивается раз в три года. Чтоб государство не отобрало землю у арендаторов — порядок такой. За это время она успевает покрыться бурьяном, и мусорные кучи в ней не так заметны. Эта весна не была исключением: на фоне жирной, черной земли полиэтиленовые пакеты, растащенные трактором на десятки метров, создавали картину полнейшей бесхозяйственности, безалаберности и свинства. А как засоряется пространство внутри города – каждый сам прекрасно знает. В урбанистическом муравейнике людей больше, и живут они теснее.
Гадят, соответственно, тоже где хотят.

1

А вы знали, что у нас есть озеро «Смертник»? Местные очень любят тут отдыхать. Бросать мусор — тоже.

3
Это прошлогодняя фотография — рядом со стадионом «Спартак» на Шуисте.

4
А ниже — совершенно мозговыносящая история, хотя в наших реалиях — норма, к сожалению.

5
Суть такова: на протяжении года эта легенда советского автопрома регулярно забрасывалась мусорными мешками. Позже к ней рядом добавилась сгоревшая «десятка». Стояли товарищи рядом с детской площадкой, что добавляло постапокалиптического сюрра.

Однако, слава богу, недавно срач разгребли.

Начальник отдела государственного контроля в сфере природопользования и охраны окружающей среды Управления природных ресурсов Пензенской области Александр Глазинов утверждает, что в нашей стране проблемами экологии всерьез не занимались никогда. Экология как наука нигде не преподается. Был период, когда она немного преподавалась в средней школе. Дети, да и взрослые, не знают основных законов экологии, которые важны, как воздух.

Мы скатились до «заботиться надо о себе». Это — пропаганда. Но не только о себе нужно заботиться. Да, у нас колоссальная территория, которая позволяет долго заваливать её всякими отходами. Рук не хватает, чтобы её обустраивать.

«Мне доводилось бывать в самых отдаленных точках нашей страны. Экологическая культура жителей Крайнего севера тысячекратно выше, чем наша. Они никогда не убьют никакое животное просто так, не сорвут цветок просто так, не выльют масло на землю, не бросят пустую канистру. Для нас это – запросто».

Как бы то ни было, в Пензенской области пока нет катастрофически замусоренных территорий. Неприятно, некрасиво, земля пропадает, но пока не катастрофа. В других странах мира эта проблема вышла на первое место – народу больше. Некоторое время назад по интернету гуляли репортажи типа этого.
6
Это город мусорщиков в Египте. Тут, разумеется, присутствуют религиозные мотивы, но желающие могут посмотреть оный фоторепортаж в качестве забавной иллюстрации того простого факта, что где-то действительно хуже, чем у нас.

Вот немного другие углы зрения, но яйца те же

7

Смотрите и завидуйте, в общем.

Кстати, полностью проблема отходов не решена нигде.

Во многих развитых странах есть система раздельного сбора мусора. И без манипуляций с несколькими пакетиками ни одна организация мусор не примет. А если сам выкинешь, то такой штраф заплатишь, что сам окурки будешь собирать. Юридическим лицам за загрязнение акваторий вообще закрывать бизнес можно. У нас – мизерные штрафы, которые ни к чему не стимулируют.
Мне вот интересно, что будет за это.

8

Знающие люди говорят в комментариях, что ничего, в общем-то, за это никому из чиновников не будет, и публикациями просто фоторепортажей проблему не решить.

Кстати, а вы слышали о том, что нефтегазовым и другим «стратегически важным» объектам разрешили формировать собственные армии?

Власть очень круто прикрывает свои задницы, но всем пофиг. Я об этой новости вообще только недавно услышал и всё думал, к чему же её приляпать.

Однако вернемся с небес на землю.

В Пензе по разным причинам сложилась смешанная система сбора мусора – вместе с пластиком и бумагой когда выкидывают недоеденный борщ и макароны. Есть элементы и раздельного сбора отходов – например, в Заречном или единичные контейнеры для сбора бумаги. На чемодановском полигоне построена сортировочная станция.

9
Они отходы сортируют из единой кучи.

10
Надо ли говорить, как это няшно? Бумаги, например, пригодной к вторичному использованию, остается очень мало.

11
Есть очень много мнений и букв про «отсутствие культуры у населения». Людей старшего поколения уже не перевоспитать. В части культурно–экологического воспитания проще через детей влиять на взрослых. Некоторые родители, узнав, что ребенок за кем–то собирает мусор на школьных и общественных акциях, грозят и вовсе в суд подать.

Впрочем, быдланов, которым выкинуть бутылку в кусты просто удобно, тоже было бы проще отправлять сразу в биореактор. Таких людей мне совершенно не жалко.

Что же касается менталитета, Глазинов привел такой пример. В советское время человек, когда входил в автобус, бросал монетку в стаканчик и отрывал билетик. Или все самостоятельно билетики «пробивали». Этот «менталитет» никуда не делся. Надо просто создать возможности для проявления нормальных, здоровых, человеческих качеств и адекватной реакции. Тот, кто обязан эту «ментальность» прививать, боится общаться с людьми, боится просто вступить в живую дискуссию. Сидит в кабинете и  циркуляры пишет. А если и едет куда–то, то только с толпой журналистов, секретарей, охраны. Под прицелом десятков камер в лакированных дорогих ботинках кончиками пальцев выкинет бутылку в урну и считает свою миссию по «работе с населением» выполненной.

Не фотосессиями они должны заниматься, а законы нормальные издавать и следить за их исполнением.

Кстати, контейнеры у «караванов» становило «Пензавторсырье». «Караван» согласился на то, что если контейнеры будут оформлены в их стиле, они их будут размещать на своей территории. А в городе, например, Кирове такое внедряется именно волевым (и законодательным) решением местных властей. «Ты, Петя, хозяин супермаркета? Хочешь торговать на территории области – выполняй условия». А условие простое: поставить пункт по раздельному сбору отходов: бутылок, бумаги, жестяной тары. У нас власть имущие тоже вроде мужики серьезные, могут кому угодно навалять (судя по откормленным будкам), но система «добровольно-принудительная» не работает. Хотя сделать-то надо всего ничего.

Если система сбора у нас криво–косо работает, то системы переработки и получения продукции из отходов нет. Практически всё сырье вывозится за пределы области.

В Москве при строительстве дорог в качестве добавок обязуют (опять же ОБЯЗУЮТ) использовать резиновую крошку от отработанных шин и камер. И если ты, строитель, не готов это делать – ты не получишь контракт.

Основной–то бедой является вовсе не уровень образованности населения. Проблема — в отсутствии внятного нормативно–правового решения всех этих вопросов. 93% стран мира имеет серьезное законодательство в плане работы с отходами. У нас это повесили на местное самоуправление. А им денег, как известно, никогда и ни на что не хватает — старая песня.
Любой природопользователь обязан вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду. Но у нас эта плата отправляется не на развитие технологий работы с отходами, а растворяется в казне. Средства поступают в общую доходную часть бюджета. Ни один глава администрации не знает, сколько денег у него проходит по этой статье. Да и собираемость этой платы – приблизительно 15%. Физически нет возможности собрать больше. Нет механизма, который должен эффективно работать, да и людей (со стальными яйцами? да и просто хоть с какими-нибудь) не хватает.

На отделе Глазинова «висит» более 73000 природопользователей по всей Пензенской области. А их там в отделе всего 20 человек. За год штрафуют на 1,5–2 миллиона. И ведь что ещё важно: вне зависимости от того, на территории какого образования находится нарушитель – Кузнецка, Спасска – штрафы идут в бюджет Пензы. Ни одному району не интересно, кто и как соблюдает законодательство в области экологии. У них нет элементарной заинтересованности и стимула, чтобы как–то сотрудничать в этом направлении с пензенскими властями, ибо денег они этих не увидят вообще никогда и никак.

Ещё одна большая беда – не предусмотрена ответственность производителей за произведенную и вышедшую из эксплуатации продукцию. Она вообще в РФ не установлена. Эта ситуация вылезла на поверхность из–за энергосберегающих и ртутьсодержащих ламп. Их стоимость и так высока, так они ещё и перегорают в силу разных технологических причин. Эта лампа может проработать долго, если либо пиковых нагрузок включения–выключения не будет, либо если бы напряжение в сети было 127 вольт.

Теперь — о том, почему каждый из нас является преступником.

Настоящий цирк начинается, когда она перегорела. Мы её покупаем без предъявления паспорта, как обычный товар. Пользуемся — как обычным товаром. Но как только она перестает работать, она становится предметом 1 класса опасности. И на любого возлагается ответственность, вплоть до уголовной, за утилизацию. Мы все – преступники. А производитель вообще сбросил с себя ответственность. Может на всем этом эффективно работать система переработки отходов, какая–то экологическая культура существовать? – нет! В принципе, законодательно и при наличии желания, можно любого предпринимателя взять за горло. Но…

Короче, обязали всех перейти на «энергосберегающие» лампы — круто, респект парням из правительства. А то, что без должной утилизации эти лампы просто охренительнейше загрязняют окружающую среду, как-то не подумали.

Ну не идиоты? Причем найти этого конкретного Ивана Филипповича, который голосовал за этот законопроект, найти в интернетах не трудно. Но, черт побери, упираешься в то, что не один Иван Филиппович виноват, но ещё сотни придурков на местах, которые поменяли свои мозги на чиновничьи кресла. Иначе как и чем объяснить это законодательное безволие — я не знаю и знать не хочу.

В прошлом году, в июне, состоялся первый российский съезд переработчиков отходов, инициатором стало Министерство природных ресурсов РФ. На нем обсуждался проект нового федерального закона (89 ФЗ). Речь в нем ведется об ответственности товаропроизводителей за утилизацию продукции. Этот закон востребован жизнью. Но возникают вопросы: а какие механизмы нужны, чтобы закон сработал? Было принято решение, что всей переработкой должны заниматься СРО при активной поддержке власти. Это совершенно очевидно, потому что муниципалитет не способен решить эту проблему.

В Пензенской области одним из первых в России был создан Союз организаций в области переработки отходов потребления. В него входят более 15 предприятий: это и «Пензвторсырье», и «Пензмаш», и «Маяк», «Экология Поволжья» и многие другие.

Александр Ширшов, заместитель генерального директора группы компаний «Пензавторсырье», отметил, что далеко не все природопользователи вообще зарегистрированы и платят налоги:
– Я больше чем уверен, что даже половина «законопослушных» не знает о 89–м законе. В налоговой службе вам скажут, что вносят этот платеж всего 10–15% природопользователей. Проверяют, в основном, только тех, кто сам пришел, зарегистрировался – тех, кто сознателен и инициативен. В этом направлении должен работать муниципалитет, но, к сожалению, в муниципалитете нет должности «эколог». В Заречном такую должность ввели, там есть инспекторы. Есть в бюджете и статьи расходов – и на мероприятия, и на акции, в частности, по селективному сбору. Замечу, что во всем мире селективный сбор сам себя не окупает и дотируется.

В городе Пенза есть и МУП по очистке города, и управление по благоустройству. Но без системы раздельного сбора отходов их работа малоэффективна.

Вот к примеру. Макулатура упала в цене. Если раньше был контингент людей, который так или иначе жил тем, что собирал картон и бумагу, то теперь даже для них это стало невыгодно. Что, страна не нуждается в бумаге? Спилить лес и произвести целлюлозу проще, чем повторно переработать картон?

Целлюлозных комбинатов у нас не так много по стране. Давно идут дискуссии по поводу целлюлозного комбината, который находится на озере Байкал.

Экологам он, мягко говоря, оооочень не нравился.

Однако его таки закрывают!

Подозреваю, что его закрытие вызовет удорожание макулатуры, и это хорошо. Так как пока тысячи гектаров усиленно загаживаются свалками из–за того, что картон очень дешевый и его собирать смысла нет даже бомжам. Под свалками земля достаточно дорогая – рядом с населенными пунктами потому что. И «воевать» с этим бесполезно.

В советское время отдельно собирались пищевые отходы, которые тоже использовали – например, на свинофермах. При такой системе процент ТБО, пригодных к вторичной переработке, был бы существенно выше. Конечно, в то время принималось множество и убыточных решений. Но не всё должно определяться прямой выгодой. Сейчас если в чем–то нет прямой выгоды, то это очень часто куда–то «задвигается». А что стало со свинофермами по всей стране – думаю, напоминать не надо.

Вот такие вот дела.

И это только вершинка айсберга, друзья. Простите за обилие буквов.

Что я хочу сказать в итоге-то. Вроде сначала все было для меня очевидно: люди виноваты. Ходют, топчут. Кидают окурки, бутылки и сигаретные пачки. Пока никто не видит. Да что там говорить – многие кидают, когда и видят. Жители пригорода и тем более дальних деревень, даже если 20 килограммов металла накопили в виде жестяных банок, вряд ли поедут его сдавать на «Пензавторсырье» или ООО «Ресурс». Одинокой больной бабушке или доходяге–алкашу бутылки в овраг за селом проще отнести.

Есть такая интересная теория: теория разбитых окон.
Сформулировали её Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг ровно 30 лет назад. Она гласит: если где–нибудь уже намусорено, то велика вероятность того, что это «где–нибудь» загадят окончательно. Тщательно следя за чистотой улиц и смывая граффити со стен, нью–йоркские власти не только приучили граждан вести себя культурнее, но и добились значительного снижения преступности в городе. Так-то.

Нужна основательная генеральная уборка. Но с чего же её начать? Полагаю, что это один из тех случаев, когда нужны общие усилия: и общественников, и пресловутого Союза организаций, руководители которых «в теме», и предпринимателей.
И, самое главное, – власти. Сидя в уютном кабинете на мягком кресле, смотря на постриженный газон под окнами, мало кто из законодателей задается проблемами мусоропереработчиков и жизнью мусоропроизводителей. Иначе я не понимаю, почему такой важный закон мурыжат десять лет.

Мусорим–то мы вместе. Вот и давайте устроим глобальный субботник, кто где может.
И субботник юридический – пожалуй, самый важный.

И кстати.

Тут пишут, что акция «Блогер против мусора» заявляет о своем участии в конкурсе для занесения в Книгу рекордов Гиннеса, как самый массовый субботник в мире.

Хоть это дело и мелким может показаться кому-то, но я таки буду участвовать в очередной экологически-культурной вакханалии. Ибо этот отголосочек гражданского общества очень неплохо звучит.

Обидно только очень раздражает и даже в чем-то бесит, что культурные люди с высшим образованием (некоторые, может, и не с одним) и кучей всяких достижений вынуждены убирать за быдлом, у которого нет мозгов.

PS. А напоследок — несколько фактов для любознательных.
13
20% объемов мирового производства дорогого алюминия расходуют на изготовление банок для пива и безалкогольных напитков, которые затем выбрасывают. При вторичной же переработке энергозатраты на производство алюминия в 20 раз меньше!

14
1 тонна макулатуры экономит 4 тонны древесины.
Переработка макулатуры требует в 2 раза меньше энергии. Повторное использование бумаги уменьшает использование воды на 60%, энергии – на 40%. Загрязнение воздуха снижается на 74%, воды – на 35%.

15
Ртуть – металл, который отнесен к 1 группе опасности. Одна люминесцентная лампа содержит около 150 мг ртути и способна загрязнить 500 тысяч кубометров воздуха на уровне предельно допустимых концентраций

16
21.10.11 октября в Перми были открыты 2 скульптуры казахского художника Молдакула Нарымбетова – «Скарабей» и «Чёрный ангел». Обе они сделаны из автомобильных шин.

17
Пакистанский художник–скульптор Халил Чишти использует мусорные пакеты для создания своих скульптур. «Мы меняем свой внешний облик, вкусы, интересы, даже религию. А вот пластик как был им, так и остается. Так почему мы не можем всегда оставаться такими, как есть?»

18
Использованные автомобильные покрышки представляют собой ценное сырье. Оно широко применяется для покрытия футбольных полей и теннисных кортов. Безопасным прорезиненным покрытием из продуктов переработки шин оборудуются игровые детские площадки

Отвтавть комменатрий